Статьи1.12.2011, 21:01

Будущее России: партийные выборы или Земский собор?

Мы привыкли, что народовластие может осуществляться через партийные структуры, которые призваны отражать мнение различных частей общества. Участвуя в работе парламента, выдвигая из своей среды кандидатов в структуры исполнительной власти, и тому подобными способами партии должны добиваться исполнения воли своего избирателя. Казалось бы, других альтернатив не существует, но так ли это? Было время, когда в России существовал такой институт, как Земский собор, то есть собрание представителей разных слоев населения страны. Оно созывалось для обсуждения фундаментальных вопросов жизни России, и, кстати, крупный отечественный историк Василий Ключевский классифицировал Земский собор как тип народного представительства, отличающийся от западного. То есть партийная демократия, корни которой находятся в Западной Европе, отнюдь не единственная форма народовластия. Земский собор и современность. 25 ноября в 15:00 в эфире КМ ТВ на эту тему выступят Председатель «Народного собрания России» (гражданская инициатива) Михаил Юрьевич Лермонтов и сопредседатель Координационного совета партии «Великая Россия» Владимир Иванович Филин. В эфире КМ TV, программа «Круглый стол» и я, ее ведущий, Дионис Каптарь. Сегодня мы поговорим о таком институте, который обычно связывают с нашим прошлыми временами, это Земский собор. Но есть эксперты, которые считают, что идеи этой организации, этого института не ушли в прошлое, они актуальны и могут быть востребованы. В студии у нас Владимир Иванович Филин, член президиума партии «Родина: Здравый смысл» и Михаил Юрьевич Лермонтов, председатель народного собрания России «Гражданская инициатива». Здравствуйте, уважаемые господа. Насколько я знаю, у вас есть свой взгляд на то, как должны быть организованы демократические процедуры. Вы считаете, насколько я понимаю, что демократия может быть не только такой, которая существует на Западе. И мы поговорим о других инструментах, о других институтах, в том числе и о Земском соборе, которые могут дополнить нашу демократию, развить ее, сделать ее в большей степени народно-представительной. Но сначала хотелось бы узнать у вас, чем же вас не устраивает нынешнее положение? Кто возьмет слово? Кто готов? Лермонтов: Владимир Иванович. Давайте Вы. Филин: Хорошо. Вы знаете, в последнее время интересная ситуация возникает. Мы все больше и больше получаем информации из регионов о том, что там происходит, как себя ведут чиновники и как они выполняют тот заказ, который на сегодняшний день дала им партия и правительство. То есть практически сегодня в каждый регион, я не открываю здесь никаких секретов, спущена разнарядка (именно разнарядка!), что порядка 65-70% голосов должно быть отдано за партию «Единая Россия». Естественно, каждый чиновник изгаляется как он может. Одних приводят в школу, родителей, и там дают указания родителям, потому что ученики учатся. А что делать? Других приглашают из больниц и там решают вопрос, я имею ввиду весь персонал больничный и т. д. Лермонтов: Открепительные талоны еще. Филин: Как раз я сейчас хотел сказать по открепительным талонам. Данные такие, что вообще сейчас есть колоссальное количество открепительных талонов, по-моему, и в Брянской области, в том числе. Если сейчас говорить о ситуации, то я думаю, она умышленно нагнетается, потому что ситуация с привозом в Москву 36 000 молодых людей говорит о том, что взрослые дяди в правительстве и во власти стали играть с молодежью в опасные игры. Лермонтов: Каких молодых людей? Филин: Это будет форум, так называемый «Зимний Селигер», который именно даст возможность молодежи как бы здесь провести свои конференции. Но почему именно 4-го и 6-го? Вот вопрос. Почему именно в это время приезжает такое огромное количество людей с открепительными талонами? Понимаете, получается, что эти люди идут и начинают устраивать так называемую «карусель». Это известная схема, при которой проверить достоверность выборов невозможно. Дальше. Несколько вариантов может произойти. Я думаю, что Михаил Юрьевич как раз здесь со мной согласится, что самое опасное, что может быть — это произойти столкновение на почве оппозиции, неприязни друг к другу. То есть, получится, что эта молодежь, прибывшая из регионов, выйдет с плакатами и с лозунгами в поддержку «Единой России». Какая поддержка у «Единой России» в Москве и Московской области, мы уже знаем и чем это может закончиться. В дальнейшем это переходит уже на стычку, а стычка может привести к очень серьезным последствиям. К серьезным таким, что мы даже себе, мягко скажем, не представляем. Почему? Потому что сегодня информация пошла, допустим, что к западным границам России подтягиваются войска НАТО. Сегодня по информации, поступающей из стран Балтии, интенсивность поступления туда вооружения, ракетных установок и т. д. идет — в промежутке от 15 до 20 минут каждые эшелон проходит. Что они там делают? Зачем им это надо? То есть получается, что группируются войска на западных границах. Значит, возникает и следующий вопрос. В свое время правительство и Государственная дума приняла закон в„–99 ФЗ, в котором было сказано типа того, что мы вступаем в программу, как она называлась, «Партнерство ради мира». Эта программа говорит о том, что можно вводить войска в случае каких-то экстренных ситуаций, техногенных и т. д., в том числе и в случае противостояния с властью людей. Тогда начинается вопрос — а что дальше? То есть мы с вами получаем, во-первых, дестабилизацию ситуации в центре. Второе — мы получаем с вами так называемую поддержку молодежи «Единой России» и как бы ее рейтинг увеличивается, потому что все СМИ будут брошены, чтобы показать, что тысячи молодежи поддержали, оказывается, «Единую Россию». Только эти тысячи молодежи на какие деньги привезены в Москву и за чей счет? У них что, есть свои средства, привезти 36 000 человек? Это сотни миллионов рублей. Вот вам результат того, как сегодня действует власть. Это только маленькая деталька того, о чем мы сегодня говорим. 25.11.2011, 15:06
Михаил Юрьевич... Лермонтов: Я бы предложил все-таки взглянуть на это с мировоззренческой позиции вообще на политическую систему, в которой превалирует борьба между партиями. Все это есть следствие этой самой борьбы, бессмысленной и иногда беспощадной. Беспощадной, самое главное, к своему народу, который к этой борьбе привлечен только в качестве наблюдателя, причем наблюдателя, который никаким образом не может повлиять на результаты этой межпартийной борьбы. В этом смысле получается, что представлять себе интересы народа берут на себя отдельные части его — партии. Причем партии берут и воюют за власть, которая будет защищать интересы этой небольшой кучки народа, причем интересы в основном корыстные, как мы сейчас с вами начинаем все больше и больше понимать и открывать эту информацию. Филин: Особенно по дебатам это видно. Лермонтов: А где же национальные интересы, где же та самая позиция, из которой можно было бы сформулировать вообще национальные интересы, интерес народа, доверить кому-либо управлять государством с точки зрения национальных интересов? Получается, что современная политическая система, в которой партии борются друг с другом, никаким образом не может отвечать национальным интересам государства. Есть ли этому альтернатива? Есть ли альтернатива в том политическом пространстве, которое мы сегодня имеем? Мы действительно с вами сегодня свидетели, мягко говоря, палаты в„–6 — представление лидеров партий на телевизионном экране, конкурирующих друг с другом слабым остроумием и низкими интересами, инстинктами иначе как улыбку у наших граждан не вызывает. В то же время за этой улыбкой стоит вопрос — а где же правда, где же та самая система, которая бы могла мне, как гражданину России, помочь реализовать свои чаяния, свои интересы, свой смысл в жизни? В этом плане мне кажется, что корректировка вообще политической системы в России, изменение ее должно происходить в направлении как раз полной департизации. Партизация — это враг российской и государственности и русской цивилизации. Департизация — способ решения проблемы. Более того, я хочу сказать самое главное, что в соответствии с действующей Конституцией никаких партий у нас у власти быть не может, никаких идеологических приоритетов быть не может. Более того, все партии сегодня, которые участвуют в выборах, говорят примерно об одном и том же. Филин: Михаил Юрьевич, я вчера посмотрел дебаты и вообще мне понравилось. Вы знаете, такое ощущение, что в какой-то паноптикум попал — каждый из тех, кто у нас сегодня у власти, имеются в виду те партии, которые на сегодняшний день представляют себя в Государственной думе, они не предлагают что-то, они объясняют, что у них меньше миллиардеров, что у них меньше уголовников, меньше чиновников, чем у других. И начинают говорить, что у вас этого больше, а у нас меньше. Ребята, вы должны отчитаться перед народом за свою работу. Вы на выборах должны предложить что-то новое, что-то конкретное, то, в чем народ вас поддержит. Вы начинаете отчитываться даже не за свою работу, а за то, что вы белые и пушистые. Так нельзя! Это же действительно паноптикум, по-другому это просто не назовешь. Я вам хочу сказать, что чем больше и более сжатое будет это пространство, эти действия со стороны партий, если там будет три партии, мы будем еще больше видеть вот этот паноптикум, но уже более изощренный. Я хотел как раз сказать насчет того, что сегодня если в Государственной думе окажется опять «Единая Россия» с большинством голосов, это будет означать, что мы в преддверии социального взрыва. Потому что то, что сегодня происходит в регионах, уже нельзя назвать как нормальное действие. Лермонтов: От имени «Единой России»! Филин: Я не знаю, от имени или по поручению «Единой России». Извините, когда губернатор Московской области дает распоряжение о том, что 70% должны проголосовать за «Единую Россию», то это уже не от имени, а по поручению и во исполнение данного, и еще таких губернаторов не один. Потом, в Москве то же самое, что сейчас происходит — что именно, мы не знаем. Вся верхушка, имеется ввиду все руководство тех или иных регионов, это практически «Единая Россия». Лермонтов: Но мы с вами имели уже опыт Советского Союза, одной партии, которая имела практически полную власть, в то же время представляя небольшую часть населения. Напомню, 18 млн было членов Коммунистической партии. 25.11.2011, 15:12
Да и то надо посмотреть, насколько добровольно они туда пришли. Филин: Сейчас в «Единую Россию» тоже «добровольно» идут. Лермонтов: Это неважно. Мы сейчас говорим, моя основная мысль, которую я хочу донести, что наше государство и наша цивилизация сегодня обделены разумным, справедливым управлением ради национальных интересов, ради интересов каждого гражданина. Так вот, управление в политической системе, в которой превалирует борьба между партийная, ущербна для национальных интересов и для интересов народа. Это мое убеждение. И мы должны отказаться от такой системы, которая управляет государством в ущерб своему народу. Как это можно сделать и есть ли вообще способы, через которые мы могли бы исправить эту ситуацию? В нашей теме заявлено сегодня обсуждение темы Земского собора. Действительно, в истории России мы знаем Собор 1613 года, до этого были еще два больших Собора, перед этим был создан Совет земель русских, который был как оргкомитет по подготовке этих соборов. И действительно, там принимались соборные решения, то есть те решения, которые можно было признать легитимными с точки зрения интересов всего народа. Можем ли мы сегодня такую формулу применить к партийной системе? Конечно, нет. Можем ли мы сегодня реализовать модель, в которой бы Земский собор, собранный по модели того же съезда депутатов, который мы недавно с вами наблюдали и который бы действительно представлял большинство народа? Взял бы на себя — а Конституция сегодня, к счастью, позволяет это сделать, 3-я статья говорит о том, что народ есть суверенный источник власти и народ осуществляет власть непосредственно. И такого органа государственного у нас нет, хотя должны были быть, как говорится, подконституционные законы, которые бы давали институализацию этому праву народа. Так вот, мы и говорим о том, что Земский собор в современном исполнении вполне бы мог сыграть эту роль, вместив в себе все хорошее, что было на съездах народных депутатов и все, что было в исторической русской цивилизации, когда не выбирались делегаты и депутаты, а отбирались по принципу доверия. Каждый подъезд, каждая деревня должна выдвигать своего депутата, выборщика фактически, который отбирает на следующую ступень. Мы с вами видим, что в США, вообще-то говоря, система выборщиков — выборщики выбирают президента. И эта модель из русской цивилизации взята 400 лет назад, которая была отработана уже. Филин: Михаил Юрьевич, я хочу вклиниться, смотри — сейчас люди идут и голосуют, вроде бы правильно все, тайное голосование, они пришли, проголосовали. Мы никого ни в чем мы не обвиняем, но в то же время это использовано властью с учетом того, чтобы сделать для себя максимальные возможности удержаться. Лермонтов: Послушай, это нормально с точки зрения власти, с точки зрения мотивации той, которая сегодня управляет людьми в политике, это совершенно нормально. Филин: Я тебе о чем сейчас говорю, о том, что здесь другая система предлагается, открытого голосования. Поэтому нельзя заставить людей и сказать, что вы открыто проголосуете за Ивана Ивановича Иванова. Они в любом случае проголосуют за того, кому будут доверять, то есть рушится та система, которая сегодня красиво называется ГАС «Выборы» и выборы вообще тайного голосования. То есть практически предлагается представление именно людей, которые сегодня лидерами являются. Лермонтов: Я просто хочу опять с мировоззренческой позиции сказать, что сегодня правление в России — это правление племени Каинова, когда правители и правящая элита реализуют свои интересы, реализует свои должностные полномочия и в то же время думают о том, как извлечь из этого личную прибыль, личную корысть. Филин: Уже не только личную, к сожалению. Мы уже думаем о том, что это еще, так сказать, и некоторые предложения из определенных стран. Лермонтов: Мы не думаем, мы знаем. Так вот, система отбора в русской цивилизации (отбора, а не выбора лучших) всегда была направлена на то, чтобы отобрать людей бескорыстных и самоотверженных, которые готовы служить ради отечества. В этом смысле, конечно, это сложнейшая задача, это сложнейшая цивилизационная задача и ни одна партия сегодня не может предложить такого механизма. И мы, как народное собрание России, у которого главная задача — создать условия для легитимного Земского собора России, которое поддержит большинство представительных органов в России. Мы предполагаем в конце декабря собрать очередной Совет русских и пригласить на него всех лидеров ныне действующих партий, зарегистрированных и не зарегистрированных, на котором предложить все-таки альтернативу этой бесплодной и бессмысленной борьбе, в которой увязла сегодня большая часть нашего лучшего населения, которая отвлечена от самореализации, от реализации творческой, от своей реализации в бизнесе. Нам кажется, что если бы мы высвободили эту энергию народа на творчество, никакие бы нам страхи мировые и финансовых каких-то проблем были бы не страшны. Но на этом пути стоит одно простое свойство человека — извлекать собственную выгоду из того, что происходит. И сегодня мы свидетели этого. Поэтому, нам удастся найти — а мы уже уверены, что собираем от земель полномочных представителей, членов организационных региональных комитетов, Совета земель и оргкомитета по подготовке Земского собора. И они сумеют предложить народу новый путь и новое измерение. Более того, я хочу напомнить, что сегодня вообще-то принято решение о назначении даты выборов президента. В этом смысле мы скептически относимся к легитимности думских выборов, потому что гражданское большинство лишено права избирать и быть избранными, а президентские выборы — это все-таки демократическая процедура и она будет лежать в рамках и в русле, в общем-то, соревнования личностей, а не партий, которые защищают часть населения. 25.11.2011, 15:18 Владимир Иванович... Филин: Михаил Юрьевич, я не соглашусь сразу. Лермонтов: С чем? Филин: С тем, что сегодня политические партии, представленные в парламенте, имеют полное право выдвигать кандидата без сбора подписей. Лермонтов: Нет, а с чем не согласишься то? Со мной? Филин: Нет, с тем, что для легитимности дается право равных стартовых возможностей в этой кампании, а их нет изначально. Лермонтов: С точки зрения выдвижения кандидатов — да. Филин: Я об этом и говорю. Лермонтов: Но это опять антипартийный лозунг. Филин: Вопрос только один маленький. Если кандидата рубят на уровне его, как кандидата, то дальше не о чем говорить. Поэтому, если сейчас останется та же система, о которой мы говорим, что партии парламентского типа могут выдвигать без сбора подписей и его регистрируют автоматом, а остальные собирают подписи — то неважно, от сообщества ли, от партий, от коллективов, от других людей. То есть практически получается, что это неравные возможности. Лермонтов: Смею огорчить тебя, останется эта система на этих выборах. Филин: Я даже не сомневаюсь. Лермонтов: Но этому, тем не менее, есть альтернатива, и я хочу сказать, что вот уже несколько дней ведется эта кампания, в которую подключились и партии незарегистрированные, и наше Народное собрание, чтобы выдвинуть единого кандидата от народного большинства. И фамилия такого кандидата уже названа. Сказать можете? Скажите тогда, что же Вы молчите. Лермонтов: Я могу сказать сегодня. Это Ивашов Леонид Григорьевич, кандидат, который устраивает большинство тех организаций, которые собирались на Совете земель русских, которые вошли в организационный комитет и которые сегодня будут ему предлагать стать таким народным кандидатом. Решение он еще не принял, потому что предложение пока еще не было сделано. Но сложен уже орган, мы его называем президентским советом, в который уже вошли пять незарегистрированных партий, «Союз офицеров», «Народное собрание России» и много других организаций, которые, я так думаю, что в ближайшее время соберутся и будут просить Леонида Григорьевича согласиться с этим предложением, выступить народным кандидатом. В этом смысле для нас это еще один гражданский эксперимент — вообще, может ли кандидат от народного большинства пройти все эти процедуры легально. Филин: О чем мы и говорим как раз, что точно сделают все, чтобы он не прошел. Лермонтов: Мы точно вынуждены будем собирать и 2 млн подписей, и, как говорится, выполнять все те процедуры, которые (вот откуда они появились?) приняла одна партия, часть народа взяла и приняла вот такие вот процедуры для того, чтобы ограничить возможности участия других. Филин: Это называется, Михаил Юрьевич, узурпация власти. Лермонтов: Неважно, как называется, эту оценку дадут потом, немножечко позже. А сейчас мы говорим о тех возможностях, которые сегодня действительно есть у народного большинства. И мы приглашаем все-таки поддержать эту кандидатуру и наших зрителей, и те организации, которые могли бы включиться в эту президентскую кампанию. Филин: Я как раз хотел некоторый момент уточнить. Здесь мы когда говорим, что даст возможность развития и т. д. - вот сегодняшняя система не дает развития вообще человека как творческой личности. То есть мы на сегодняшний день не имеем среднего класса, который бы поддержал — невыгодно власти сегодня развивать и укреплять средний класс. Потому что средний класс есть независимый класс, это тот, кто может конкретно говорить, конкретно делать, иметь средства и т. д. Что сейчас делается со средним классом, с малым бизнесом? Я просто извиняюсь, на сегодняшний день в регионах практически жесткая позиция занята против среднего класса. У нас даже есть ряд таких примеров. Допустим, омские предприниматель Кузнецов — три года им занимаются правоохранительные органы. Причем они сначала собирались у него забрать бизнес. А после того, как его 7 часов держали и пытали, чтобы отнять бизнес, он не согласился, ему устроили провокацию с учетом того, что он якобы заказал своего партнера. Причем интересная провокация произошла, что экспертиза, которая подтвердила якобы его виновность, основывалась на чем? На том, что Кузнецов владеет русским языком и понимает значение слов, которые были произнесены провоцирующим его сотрудником милиции, а значит — Кузнецов виновен. 25.11.2011, 15:24
Что-то это как-то сложно понять. Филин: То есть получается, что когда человек, который провоцировал якобы, что он готов по его заказу уничтожить его коллегу или другого предпринимателя, который с ним работает, партнера, я извиняюсь (волнуюсь, что делать!), то он стоял, молчал и ничего не говорил. И вот за то, что он молчал и стоял, ему приписали, что он сделал заказ. Лермонтов: Это лишний раз говорит о том, что, конечно, система порождается теми политическими реалиями, в которых мы находимся. Но я бы хотел все-таки еще сказать вот о чем. Что выдвинутый народным большинством кандидат вполне может быть сегодня поддержан политическими партиями, в том числе и теми, которые пройдут в Думу. Я бы хотел обратиться и к «Справедливой России», и к КПРФ с этим — поддержите народного кандидата. Филин: Подожди, там может и другие пройдут. Может, «Яблоко» пройдет, может, «Патриоты России» пройдут. Лермонтов: Может быть, пусть они все тоже поддержат, пусть это будет единый кандидат народного большинства. В этом смысле то, о чем мы сегодня говорим, о народном большинстве, которое должно сформулировать все-таки позицию национальных интересов и сделать ее приоритетом для власти, и мерой, с которой народ должен подходить к этой власти с точки зрения эффективности. Например, сегодня по разным оценкам национального достояния у нас 4 трлн рублей, а по другим 40 трлн рублей. И вот представьте себе бюджет, который формируется сегодня — эффективность власти от размера бюджета от 4 трлн, это меньше 5%, или от 40% - 0,5%. То есть эффективность использования национального достояния за год очень легко определяется и как параметр вполне может быть критерием для реализации этих национальных интересов. Я к тому, что эти все условия, в которых можно было бы от имени народа, ради интересов народа, для народа и самим народом сформулированы, наверное и могут быть сегодня заложены в механизмы Земского собора. И к этому Земскому собору, я еще раз говорю, мы хотим привлечь лидеров всех партий и, в первую очередь, Владимира Владимировича Путина, который, с нашей точки зрения, сегодня в состоянии взять на себя эту миссию изменения политической системы. Я уверен, что он видит все эти недостатки, о которых мы говорим, но механизмами изменения изнутри кризиса, элементами кризиса их невозможно разрешить. Поэтому необходима новая, я условно называю ее, земская опричнина, которая наведет порядок в стране. И главное — это действительно провести уборку, начиная с каждого двора, с каждого подъезда, и до голов наших управляющих государств. Владимир Иванович, есть что добавить? Филин: Есть что добавить. Я хочу сказать, что у нас в последнее время всегда ссылаются на зарубежный кризис, что там проблемы и т. д., и поэтому мы плохо живем. Я постоянно это слышу и, естественно, вся страна слышит о том, что действительно, вы знаете, если бы не было кризиса, то мы бы жили лучше. Извините, это ложь в полном смысле слова. Сегодня по данным, которые у нас есть, благосостояние улучшили: Европа на 4,8% с 2010 года; Америка на 9,3%; страны Азиатско-Тихоокенского региона на 23%; а мы сегодня с вами упали на несколько процентов. Это я к чему говорю? К тому, что когда будет предложенная модель работать, обмана такого не может быть и не будет, люди будут понимать — есть проблемы, их надо решать, надо выходить с ними, зачем лгать обществу? Как зачем? По-моему, понятно. Лермонтов: Интерес один только, Владимир Иванович. Филин: Риторический вопрос. Подождите, подождите, сразу вдвоем напали, напали... Вы меня просто потрясли своим вопросом. Филин: Я хочу сказать, что надо быть совсем близоруким, чтобы не видеть, что творится на сегодняшний день в стране. То есть, зайди, пожалуйста, в любой магазин, в аптеку, в больницу, все это видно, это понятно, что мы упали на несколько уровней сразу. И уровень нашего благосостояния, и жизненный уровень у нас упал — и это не секрет. Но зачем все время говорить одно и то же, то, чему не верят? А может быть, верят? Филин: Вы знаете, я сомневаюсь, потому что, не знаю. Мне Михаил Юрьевич не даст соврать — из регионов приходит такая информация, люди настолько озлоблены. Что там говорить, если мы уже сейчас в открытую начинаем называть партией жуликов и воров «Единую Россию». Что это, не показатель разве? Вы знаете, я здесь не соглашусь с вами. Вспомните 90-е годы, как только Ельцина не называли. Лермонтов: Конечно. И как только компартию не называли... С Компартией еще хоть понятно, тогда выборов фактически не было. Филин: Дионис, так сложилось исторически, что я участвовал во всей этой кампании. И в Ельцинской участвовал, в свое время участвовал и в кампании Лебедя. Была четко разработана схема — и Зюганов мог взять первое место, и у Лебедя были шансы, но отдали это место третьему. Вот это говорит о том, что не было народного кандидата, реального, который бы мог составить оппозицию, и внутри этой команды наверняка была договоренность. Лермонтов: Тогда были такие условия. А сейчас? Сейчас другие условия, но результат может быть такой же. Филин: Поэтому народного кандидата, о котором Михаил Юрьевич сказал, мы поддержим и его должен поддержать весь народ. Лермонтов: Я к памяти тех дел, в которых Владимир Иванович участвовал, хотел нашим зрителям сказать о следующем. Исполняется 20 лет с подписания Беловежского соглашения, безумного документа, который подписали преступники, который развалил Советский Союз, державу. Владимир Владимирович назвал это цивилизационной катастрофой и она таковой будет оставаться. Поэтому я всем зрителям предлагаю участвовать в акции 8 декабря. Именно в этот день, 20 лет назад, в 21-00; погасить в своих квартирах свет, а на окошечке поставить зажженную свечку. 20 лет этого безумия, которому не видно конца. Поэтому давайте хотя бы в это мгновение в 21 час 8 декабря задумаемся о том, что мы можем сделать как народ для проведения уборки в стране. Давайте ее начнем. Фактически, Вы подвели итог нашему эфиру. Лермонтов: Мы даже не будем говорить о 4 декабря, пусть каждый поступит по совести. Мы предлагаем воздержаться от участия в этом беззаконии. А я думаю, что каждый сам для себя решит, что ему делать. Спасибо за достаточно эмоциональное выступление. Филин: Такая ситуация. То есть если посмотреть градус наших эфиров, то он становится все более и более живым. Лермонтов: Я думаю, после 4 декабря он будет еще живее. По крайней мере будет что обсудить уже конкретно по цифрам, так что соберемся уже, наверное, после выборов, когда наш следующий эфир будет. Большое спасибо, что нашли время к нам прийти. В студии были Владимир Иванович Филин и Михаил Юрьевич Лермонтов. Источник: tv.km.ru

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий Всего комментариев: 0
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileambelayfeelfellow
    laughinglollovenorecourserequestsad
    tonguewassatcryingwhatbullyangry
Введите два слова,
показанных на изображении: *
Будущее России: партийные выборы или Земский собор?