Статьи7.12.2011, 06:01

Анонимные "партизаны" поведали детали "сурковской пропаганды"

Анонимные Определение "сурковская пропаганда", с легкой руки правозащитника Григория Мелкольянца в последнюю неделю намертво приклеившееся к ангажированным СМИ, очевидно, не является пустыми словами.

Такой вывод следует из ряда интервью, которые издание Openspace взяло у разных корреспондентов и редакторов прокремлевских СМИ. Примечательно, что почти никто из согласившихся на интервью не решился раскрыть свое имя. Зато они рассказывают, что цензура может выражаться в чем угодно: выбраковке программ и отдельных тем, звонках "сверху" и - главное, что следует из их слов - отсутствии какой бы то ни было объективности.

- Телеведущего "вырезали" из отснятой передачи: за время подготовки к эфиру он угодил в опалу

Корреспондент Openspace пообщался с двумя сотрудниками канала НТВ, а также людьми из "Российской газеты", телеканала "Звезда", интернет-газеты "Взгляд" - они не назвали своих имен. Эти люди не разделяют политику своих изданий, однако объясняют, почему работают на них. Другие журналисты, намного более лояльные к своим работодателям - Life News и Первый канал - не побоялись себя назвать.

Канал НТВ, первый сотрудник

Из первого анонимного рассказа следует, что определение "сурковская" в отношении "пропаганды", проводимой каналом НТВ вполне отвечает жизненным реалиям. Сотрудник говорит, что еженедельная "летучка" у первого замглавы администрации президента Владислава Суркова - "не секрет", но сам он свечку не держал. Зато генеральный директор НТВ Владимир Кулистиков отсматривает все сюжеты программы, в которой трудится этот "нтвшник", и может снять любой материал. Иногда выбраковывает полпрограммы. "Какие-то темы мы просто не снимаем. Не проходят материалы, связанные с Чечней, скандальные истории с Росмолодежью и Якеменко. Кроме того, любой министр может позвонить Путину, и сюжет снимут", - рассказывает аноним.

"Когда ты говоришь "телеканал", ты подразумеваешь общность людей. Но никакой общности нет, есть разнонаправленные интересы. Есть руководство, которое хочет прикрыть свою ж*пу, есть журналисты-чиновники, а есть партизаны, как мы, которых терпят только потому, что мы умеем делать интересно. А руководству очень важны рейтинги", - говорит один из "партизан".

"Это нормальная практика, с этим сделать ничего нельзя. Можно только закрыть программу, как это сделал господин Колесников. Но Колесников - корреспондент "Коммерсанта", главред журнала "Русский пионер". А у меня только эта работа. Мы имеем не очень здоровую ситуацию, когда индустрии фактически нет, каждый может в любой момент вылететь с работы с запретом на профессию. Парфенов - тому пример. Поэтому очень высокий уровень самоцензуры. Все чего-то боятся", - рассказывает сотрудник.

По его словам, в этих условиях надо просто делать свою работу: развлекать и доносить до людей информацию. Телевизор смотрят люди, ассоциировать с которыми себя сложно. Но их в России - большинство. Единственно возможный выход сейчас рассказывать о чем-то правдиво - прибегать к эзопову языку. "То, что нельзя говорить напрямую, можно сказать даже не подтекстом, а третьим дном", - говорит сотрудник НТВ и сам называет свою деятельность "партизанщиной".

"Я работаю по принципу "делай что можешь и будь что будет". Нас не заставляют говорить, что черное -" это белое. Но мы можем назвать черное черным и за это вылететь", - подытожил он. Самое крамольное, что сейчас можно сделать на ТВ, - это простым человеческим языком описать ту ситуацию, которая есть.

Канал НТВ, второй сотрудник

По словам другого человека с канала НТВ, Его начальство отсматривает только первую орбиту (выпуск на Дальнем Востоке, всего орбит пять), и если сюжет не устраивает, его убирают. Незначительные правки вносятся в половину сюжетов. Журналист говорит, что иногда специально вставляет "копытца дьявола" - какую-нибудь фразу, которую точно вырежут и не заметят более мелкие. Но иногда и их оставляют. (Прим. NEWSru.com: это известный советский прием, лучше всего, отраженный, пожалуй в байке о фильме "Бриллиантовая рука" Леонида Гайдая. Этот фильм, по замыслу режиссера, должен был закончиться несуразным взрывом ядерной бомбы, который начальство, конечно, вырезало. Зато не тронули весь остальной фильм.)

Важно понимать технологию, рассказывает сотрудник. Даже если какой-то сюжет надо снять с эфира, технически это происходит не сразу. Есть эфирный сервер, в котором может что-то "заглючить", и сюжет все равно выйдет в эфир.

Если сюжет попал на первую орбиту, а потом снят, его можно выложить в интернет. Получается, что в московских выпусках цензуры больше, чем во Владивостоке. К Москве больше внимания, потому что столичные выпуски смотрит администрация президента. Но это тоже абсурд, потому что "Телемаркер" пишет и сохраняет все выпуски со всех орбит.

Внятных правил игры никаких нет, рассказывает сотрудник НТВ. Что-то можно "отбить", а темы, которые до этого можно было освещать, могут попасть под запрет. Он напомнил про недавний "устричный скандал" с участием Ксении Собчак и Василия Якеменко. После истории с устрицами программе "НТВшники" было предписано вырезать Собчак, которая являлась основным спикером. Это нетривиальная задача для режиссера монтажа, но решаемая.

Под запретом оказался приговор "педофилу" Макарову. Якобы потому, что тему с педофилами инициировал президент Дмитрий Медведев, а по Макарову не удалось собрать нормальную доказательную базу. И чтобы Медведева таким образом не дискредитировать, тему замолчали - якобы по звонку самого Медведева. (Напомним, в первом выпуске программы "Сегодня. Итоги" с Татьяной Митковой тема эта еще звучала и даже была главной в выпуске.)

Год назад, рассказывает "инсайдер", сняли из эфира сюжет про то, как мальчик погиб в машине скорой помощи: по закону его не могли принять в ближайшей больнице. Тогда, по слухам, министр здравоохранения Татьяна Голикова позвонила премьеру Путину. "Да, это звучит странно, что президент и премьер звонят руководству телеканала, чтобы какой-то семиминутный сюжет не показали в новостях. Я свечку не держал, но звучит правдоподобно", - говорит человек с НТВ. 

"В отличие от либеральных телеканалов, например "Дождя", мы можем позволить себе делать качественную репортажную журналистику. У нас есть бюджеты на командировки и достаточно людей. Кроме того, я думаю про аудиторию: надо что-то делать с этими миллионами молчащего большинства. Если до нескольких тысяч что-то дошло, это результат.

Я работаю так, будто цензуры нет, и знаю меру компромисса. Если в моей передаче появится откровенная заказуха, я умываю руки. И оставляю за собой право сделать это публично", - признается сотрудник.

Интернет-газета "Взгляд"

Бывший редактор интернет-газеты "Взгляд" рассказывает, что его туда позвал друг. Тот предупредил, что откровенную пропаганду писать не придется, однако заметки могут править.

На давление за восемь месяцев работы этот сотрудник в целом не жалуется, однако припоминает два инцидента, после одного из которых он уволился.

Однажды он взял интервью у прокремлевского политолога о прогнозе развития политической ситуации в стране и задал несколько острых вопросов, в том числе - влияет ли электорат на политические процессы. А когда интервью опубликовали на сайте, вопрос звучал так: "Правда ли народ по-прежнему доверяет "Единой России"?

"Потом случились пожары, и меня попросили написать текст о том, как один губернатор-коммунист выделил недостаточно денег для строительства жилья погорельцам. Я зашел на сайт "Единой России" и увидел, что некоторые губернаторы-единороссы вложили еще меньше денег! Я не проводил никакого специального журналистского расследования, это было прямо на сайте. Я вставил этот факт в текст, а потом это вырезали", - говорит редактор. После этого он уволился. При этом правки внес именно тот редактор, который звал его на работу - "крепкий профессионал с хорошей репутацией и большим опытом работы".

Телеканал "Звезда" 

Как признается этот рассказчик, на канале "Звезда" он стал скорее не жертвой цензуры, а жертвой жадности – "просто люди на "Звезде" пилят бабло чуть наглей, чем на других каналах". Скандал случился именно из-за денег – его хотели меня уволить без выходного пособия и зарплаты за последний месяц.

"Из цензурного у меня была только фраза замгендира "Звезды" на самом первом собрании новой программы: «Не надо сильно ругать государство за его же деньги".

Сотрудник вспоминает сюжет, который он снимал о предпринимателе Василии Бойко, установившего на своем предприятии "Рузское молоко" "православный тоталитаризм".

"Мы с продюсером ж*пу себе порвали, чтобы заполучить съемки в офисе некого Бойко и его синхрон. (...) Мы добились съемок, на это ушла где-то неделя, Бойко был хорош и православен, я радостно вставил этот эпизод в сюжет – и его увидел только Владивосток – после того как он прошел по орбитам, мне было сказано, что господина Бойко трогать не надо, так как он "слишком одиозная фигура", - рассказал журналист, напомнив, что "Рузское молоко" под телекамерами пили Путин и Медведев. И вспомнил также историю своего знакомого, который, работая на в региональных новостях, в своем личном блоге описал события, которые были в его сюжете, несколько иначе, с упоминанием губернатора – и его уволили.

"Российская газета"

Вот рассказ о принципах официального издания правительства России. "Цензура есть, но она не прямая. Мы стараемся не писать на те темы, точка зрения по которым не совпадает с официальной. Если это политика, здесь все сложнее. На системную оппозицию не наезжают, но и не хвалят. Про несистемную оппозицию просто не пишут. Нелицеприятные вещи замалчиваются", - говорит сотрудник.

Он также знает, что в РГ публикуются заказные материалы, но не знает, оплачены ли они или нет: "Например, пермского губернатора Чиркунова мочили. Их очень легко можно вычислить по фамилиям авторов: они подписаны именами, которых больше не найдешь в газете. Кроме того, эти материалы отличаются версткой, и в интернет они, как правило, не идут".

"Я к этому, естественно, плохо отношусь. Я стараюсь на это влиять, общаясь со своим редактором. Можно сказать, что я пытаюсь изменить систему изнутри. Но это минимальные подвижки, они ничего не изменят. И это грустно", - рассказывает журналист.

Иногда сотрудникам РГ удается что-то "протащить". Например, про протесты в Белоруссии они написали так, будто поддерживают оппозиционеров. Естественно, в самих текстах прямой оценки не было. Просто журналисты брали комментарии исключительно у оппозиционеров и освещали только их действия. И был один комментарий у российского оппозиционера.

Первый канал

"Я бы не хотел говорить о цензуре на моем телеканале. Политическими новостями у нас занимаются отдельные люди, которые ни с кем в редакции не общаются", - приводит Openspace самый лаконичный комментарий анонимного сотрудника.

Зато продюсер программы "Время" Катерина Овсянникова, которая до этого была редактором программы "Пусть говорят" не стесняется: "Если бы мои взгляды не совпадали с политикой канала, я бы пошла в другое место".

"Цензура есть, и она есть на всех каналах. Задача журналистов - отслеживать всю информацию и отбирать действительно важное. Фильтрация эфира - не в моей компетенции. Я приношу материал руководству, и если он интересный, значимый, его снимают корреспонденты и потом ставят в эфир. Например, про материнский капитал. Если люди стали мало рожать, им дают деньги на второго ребенка. Это очень важно, особенно в регионах", - говорит Овсянникова.

Russia Today

Сотрудник телеканала Russia Today, который был создан в ответ иностранным СМИ для продвижения образа России за рубежом, говорит, что на канале царит приоритет официальной позиции, однако уровен независимости выше, чем у Первого канала.

"У нас уравновешенный подход к освещению событий. Мы, разумеется, снимаем и акции оппозиции, но нам важен масштаб. Про 31 число мы не будем снимать, во-первых, потому что надоело, а во-вторых, потому что там мало народа собирается. Если случится революция, мы обязательно снимем. У нас есть такая шутка: сколько русских должно умереть, чтобы мы про это сняли, - трое, сколько европейцев - 10-30, сколько арабов - 20-40, сколько китайцев - не меньше сорока", - рассказывает аноним.

"Лучшая пропаганда - это информирование, - делится он профессиональными секретами. Если ты будешь тупо гнать пропаганду, тебе никто не поверит. Наша задача - показать другую сторону истории. Те факты, которые CNN и BBC умалчивают. Например, когда в Нью-Йорке тысячи вышли на Уолл-стрит, под носом у CNN, они проигнорировали - потому что их телеканалы принадлежат тому самому 1%, корпорациям, против которых бастовали в Нью-Йорке".

Анастасия Кашеварова, редактор отдела политики Life News

"У нашей редакции четкая позиция: мы не пишем плохо про президента, премьера и патриарха. Это то, что влияет на благополучие государства. Журналист может всего не знать, и его критика в адрес власти может привести к конфликтам и даже к войне. Постоянная негативная оценка может привести к тому, что авторитет главы государства на международной арене снизится - а за ним и авторитет страны", - рассказывает редактор отдела политики интернет-портала Life News Анастасия Кашеварова. 

Она рассказывает, что на всех выборах голосовала за Медведева и Путина и не понимает, зачем ругать президента, которого ты выбрал сам. "Даже если на выборах и бывают фальсификации, то не больше 10%. Я это говорю как человек, сведущий в политике. Нет никого, кто мог бы сейчас составить конкуренцию Путину. Навальный, который в интернете гадости пишет, - это "собака лает, караван идет", - считает редактор.

"Когда я набираю сотрудников в отдел, для меня важно, чтобы у них было свое мнение. Но если это критика в адрес Путина и Медведева, она должна быть основана на фактах", - рассказывает она. Смысл работы журналиста для Кашеваровой в том, чтобы изменить мир к лучшему, показать правду, но не ущемлять при этом интересы государства."Вопрос правдивости для меня на втором месте после безопасности государства", - открыто говорит она. Вторая мотивация - это эго: ты можешь влиять на ход истории.

ИноСМИ, РИА "Новости"

Наконец, последнее интервью - с бывшим редактором проекта "ИноСМИ" Григорием Охотиным, который уволился из этого проекта РИА "Новости" со скандалом. Ему, как он рассказывает, дали указание не переводить критические материалы о Путине и Медведеве. Или переводить, но ставить не на первую полосу.

"Когда я устраивался в РИА, я, конечно, предполагал, что будет цензура. Но за 10 месяцев моей работы ничего такого не было. Буквально за день до того, как я уволился, я хвастался друзьям из либеральных СМИ, что нет никаких проблем. Зря хвастался", - говорит Охотин. 

Однако в заключение приводит мнение: цензуры не существует вообще. "Я общался со знакомыми журналистами, и меня поразил тот страх, который есть у них. Я понимаю взрослых людей, у которых есть дети, им есть что терять. Но когда тебе 20-30 лет и ты живешь в Москве, работу можно найти за три дня. Не обязательно работать журналистом", - подытожил бывший редактор. Источник: newsru.com

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий Всего комментариев: 0
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileambelayfeelfellow
    laughinglollovenorecourserequestsad
    tonguewassatcryingwhatbullyangry
Введите два слова,
показанных на изображении: *
Анонимные "партизаны" поведали детали "сурковской пропаганды"