Статьи22.03.2012, 20:01

"Кто платит Рыжкову, тот его и танцует"

19 марта 2012 года газета The Moscow Times опубликовала статью вождя неудавшейся «новой февральской революции» в России, сопредседателя россионской ПНС В.Рыжкова «Обмен Джексона-Веника на Акт Магнитского», в которой, в частности, сказано:

«На днях группа лидеров российской оппозиции, в том числе я, Борис Немцов, Гарри Каспаров, Владимир Милов, Алексей Навальный, Илья Пономарев и Сергей Алексашенко, обратилась в Конгресс США с предложением отменить давно устаревший закон 1974 года (известный как закон Джэксона - Вэника), и заменить его другим законом (на основе «закона Магнитского»), позволяющим США применять персональные адресные санкции против российских политиков и чиновников, непосредственно ответственных за убийства журналистов, предпринимателей, политиков и граждан, фабрикацию заведомо незаконных уголовных дел и судебных приговоров, рейдерские захваты чужой собственности, фальсификацию выборов, преследование оппозиции и гражданских активистов...

Хорошей основой для нового Акта защиты свободы и прозрачности власти мог бы стать рассматриваемый Конгрессом «акт Магнитского» сенатора Бенджамина Кардина. Ежегодное составление и применение списков преступников, коррупционеров, людей непосредственно ответственных за преступления против личности и свободы в России, запрет их въезда в США (что, несомненно, поддержат ЕС и многие другие страны), арест их счетов и других преступно приобретенных активов - могли бы стать чрезвычайно эффективным инструментом реальной борьбы за самые высокие стандарты защиты демократии, прав человека и борьбы с коррупцией. Принятие такого Акта будет проявлением не слабости, но силы - когда отмена давно устаревшего и неадекватного современности закона будет сопровождаться принятием нового - точного и высокоэффективного».

Чтобы понять, в чём состоит предложение Рыжков&C°, надо хотя бы вкратце знать, что такое «дело Магнитского».

Как такового, «дела Магнитского» нет.

Сергей Леонидович Магнитский - бухгалтер и аудитор, партнёр британской юридической фирмы Firestone Duncan. Магнитский был управляющим партнёром компании и главой её подразделения по налоговым консультациям. Клиентом Firestone Duncan был российский филиал инвестиционного фонда Hermitage Capital Management (HCM).

Hermitage Capital Management - британский инвестиционный фонд, основанный в апреле 1996 года Уильямом Браудером (William Browder) и бывшим совладельцем банка «Republic National Bank of New York» Эдмондом Сафрой (Edmond Jacob Safra). HCM - член международной банковской группы HSBC.

Hermitage Capital Management был создан для того, чтобы спекулировать российскими ГКО.

ГКО - государственные казначейские обязательства (полное название - государственные краткосрочные бескупонные облигации) - бездокументарные государственные ценные бумаги с определенным сроком их погашения и гарантированным процентом доходности, выпускаемые на основании постановления Правительства РФ от 8 февраля 1993 г. №107 «О выпуске государственных краткосрочных бескупонных облигаций». Эмитентом ГКО был Минфин. Решение о выпуске ГКО принималось Минфином по согласованию с ЦБ. Центробанк России продавал облигации существенно ниже номинала, а Минфин выкупал их позднее по номиналу. Разница между ценой покупки и продажи составляла доход держателя ГКО. Доход по ГКО колебался от 30-50% до немыслимых 250%! Таким образом, на фоне экономической разрухи в стране, неплатежеспособности половины производственных предприятий на российском финансовом рынке, можно было, не прилагая усилий, получать 100% гарантированной государством прибыли.

«"Однако щедро расплачиваясь с держателями выходящих в тираж ГКО, государство отдавало им лишь часть денег, выручаемых от продажи все новых серий, - отмечает видный историк Рой Медведев. - Именно эти признаки - короткие сроки обращения, высокая прибыль при погашении облигаций, средства для которой черпались не из бюджета, а за счет притока все новых и новых покупателей, - придавали операциям по ГКО форму опрокинутой пирамиды. В сущности, это была классическая финансовая пирамида, которую строили не частные лица, а государство"...

В первые месяцы 1996 года доходность ГКО поднялась до 100 процентов. За месяц до президентских выборов она возросла до фантастических 250 процентов. При среднем сроке обращения ГКО в 134 дня владельцы облигаций могли удвоить свой капитал менее чем за четыре месяца! Это были сумасшедшие прибыли, и в игру на рынке ГКО втянулись не только крупные банки, но страховые и пенсионные фонды, предприятия и научные институты. Не удержалась и церковь: даже настоятели православных и мусульман охотно покупали ГКО».

Другими словами, операции с ГКО были построены по принципу финансовой пирамиды МММ. Обвал пирамиды был неизбежен, а вместе с ним и обвал экономики России. Развязка наступила 18 августа 1998 года, когда правительство России приняло решение объявить технический дефолт, то есть заморозить текущие выплаты по ГКО и переоформить все ГКО со сроками погашения до 31 декабря 1999 года в новые ценные бумаги, все выплаты по которым будут перенесены в XXI век.

Это была катастрофа, оставившая без средств к существованию более одиннадцати миллионов российских граждан. У тех, кто сохранил за собой место работы, зарплата была урезана в среднем на две трети (в среднем по стране со 160 до 55 долларов в месяц). За официальной чертой бедности оказались около 40% граждан России.

В результате крушения пирамиды российских ГКО у Hermitage Capital Management возникли неприятности в США. Дело в том, что HCM спекулировал на рынке ГКО в России отнюдь не своими деньгами: «Из Федерального резервного банка Нью-Йорка (счёт #9091), 4,5 млрд долларов стабилизационного кредита были переведены на счёт #608555800 в «Рипаблик Нэйшнл Бэнк оф Нью Йорк» Эдмонда Сафры, предназначенный для стабилизационных операций ЦБ России... До российского дефолта, 27-го июля, на этом счету было 400 млн. долларов. Во время дефолта счёт вырос до 21,5млрд.долларов, а 24 августа на нём осталось 300 миллионов долларов. Куда делись эти деньги, включавшие кредит МВФ, неизвестно». (Итальянская газета «Репубблика», серия статей под общей шапкой «Как обманули МВФ». Серия была начата 6 октября 1999 года.

По этому факту ФБР начинает расследование. Владелец «Republic National Bank of New York» Эдмонд Сафра начинает сотрудничать со следствием и даёт показания, чем ставит под удар Hermitage Capital Management. И 03 декабря 1999 г. Сафра погибает при весьма странных обстоятельствах - задохнулся от дыма в своём специальном, бронированном бункере во время вызванного поджогом пожара в его пентхаузе в Монте-Карло. Обстоятельства его гибели таковы, что ни у кого нет сомнения в том, что он был убит. Смерть Сафры оказалась очень своевременной для другого владельца Hermitage Capital Management - Браудера.

Однако, после крушения пирамиды ГКО и смерти одного из владельцев, Hermitage Capital Management не остался не у дел в России. HCM инвестировал в акции «Газпрома», Сбербанка, «Сургутнефтегаза», РАО «ЕЭС России», «Транснефти» и других крупных компаний. По состоянию на 2008 год, управлял средствами около 6 тыс. иностранных инвесторов.

В начале 2000х годов Hermitage Capital Management называли крупнейшим фондом в России и одним из самых прибыльных в мире. «Деньги, инвестированные Hermitige, к концу прошлого года выросли в 24 раза и росли вдвое быстрее, чем российская биржа». («The Washington Post», США, 13.06.2006) - Выделено нами при цитировании.

В июне 2007 года управление по налоговым преступлениям ГУВД Москвы завело уголовное дело против аффилированных с фондом компаний.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий Всего комментариев: 0
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileambelayfeelfellow
    laughinglollovenorecourserequestsad
    tonguewassatcryingwhatbullyangry
Введите два слова,
показанных на изображении: *