Статьи30.03.2012, 20:00

"Военный баланс 2012": стратегия развития

Стратегический ландшафт на Ближнем Востоке и в Северной Африке обретает новую форму. К такому выводу пришли авторы ежегодного доклада "Военный баланс 2012" /Military Balance 2012/, представленного 7 марта авторитетным лондонским Международным институтом стратегических исследований /МИСИ/.

"В настоящее время стратегический ландшафт на пространстве Ближнего Востока и Северной Африки обретает иную форму, при этом новые вопросы и неопределенности затрагивают давние аксиомы относительно региональных балансов сил, военных потенциалов и /механизмов/ сдерживания", – отмечается в резюме 504-страничного документа. Эти изменения по итогам минувшего года неожиданно оттеснили на второй план ряд важнейших мировых тенденций в военной сфере, в том числе продолжающееся перераспределение военной мощи от Запада к странам с новой экономикой, усиление Китая, а также 10-ю годовщину терактов в США 11 сентября 2001 года.

Череда политических переворотов в арабском мире была во многом предопределена поведением служб безопасности в каждой из затронутых данными процессами стран, указывают эксперты МИСИ, формулируя некоторые общие закономерности. По мнению аналитиков, "многие арабские вооруженные силы действовали как продолжение правящих режимов, а подчас – как независимые институциональные игроки, сосредоточенные на обеспечении и поддержании своих собственных позиций". Так, в Тунисе и Египте, где родственники первых лиц государств не занимали высших постов в армии и полиции, "регулярные войска дистанцировались от режима". В то же время, в Ливии, Сирии, Йемене и Бахрейне, "где сохранялась сплоченность сил безопасности", ключевые командные посты были доверены именно членам семей руководителей этих стран.

В условиях "арабской весны" проявилась также "беспрецедентная готовность некоторых арабских правительств поддерживать военные интервенции и участвовать в них". Одновременно "сформировавшаяся на ранних этапах поддержка интервенции в Ливии со стороны государств Залива послужила необходимым и символичным политическим прикрытием для операции НАТО". Кроме того, как считают в МИСИ, развертывание катарских спецподразделений для обучения ливийских повстанцев, "вероятно, сыграло ключевую роль в усилении боевых возможностей ополченцев".

При этом, согласно выводам экспертов, сама ситуация в Ливии во многом благоприятствовала интервенции: "имелся четкий мандат к действию", а географическая близость страны к Европе и наличие прибрежной зоны создали условия для использования воздушных и морских сил НАТО. Говоря об особенностях операции в Ливии, авторы доклада указывают, что "США в целом отошли от участия в боях", сосредоточившись на оказании поддержки. Кроме того, в документе отмечено "подавляющее превосходство высокоточных авиационных боеприпасов".

Однако семимесячная операция в Ливии, по мнению аналитиков, "выявила пробелы в /военном/ потенциале и воле НАТО". Организация подверглась критике со стороны высших чинов США за "атрофирующийся потенциал и продолжающееся сокращение финансирования". Действительно, столь значительная продолжительность войны стала "некоторым образом следствием данных ресурсных ограничений". Война "подчеркнула ряд аспектов жестокой реальности, которые европейским странам альянса придется учитывать". Хотя потребуется время, чтобы стали ясны "все последствия войны для долгосрочной стабильности в Ливии", уже очевидно, что эта интервенция "не только изменила политическую и военную динамику, но и не могла быть осуществлена беспристрастно".

Что же касается политического кризиса в Сирии, то, по мнению экспертов, имеется ряд трудностей на пути реализации сценария иностранного военного вмешательства. "На фоне звучащих на региональном уровне призывов к вооружению оппозиции, практические сложности этого / процесса/, ...огромны", – констатировал директор МИСИ Джон Чипмэн. – На этом фоне вероятная стратегия президента / Башара/ Асада заключается в обеспечении безопасности сторонников режима и, конечно, в подавлении оппозиции при одновременном удерживании уровня конфликта ниже такого, который мог бы грозить началом международной интервенции".

Между тем, смена власти и продолжающиеся потрясения в странах Ближнего Востока вызывают беспокойство у военных стратегов в Израиле. "Непрекращающиеся волнения и применение жестких мер в Сирии, а также потенциальное влияние любого изменения курса Дамаска на стабильность в Ливане вызывают озабоченность у Израиля относительно будущей деятельности /шиитской группировки/ "Хезболлах", – говорится в докладе. Обеспокоенность Тель-Авива связана также с ракетно-ядерной программой Ирана. На этом фоне, по мнению экспертов, примечательным новшеством в политике Израиля стало развитие военных связей с Грецией, в то время как его оборонное сотрудничество с Турцией явно "просело".

Давая оценку военному потенциалу Ирана, авторы документа обращают внимание на в целом устаревшие арсеналы вооруженных сил этой страны, однако "инновационная и экономически эффективная тактика ... /особенно применение асимметричных военных мер/ означает, что Иран способен бросить вызов большинству потенциальных противников, в особенности – более слабым соседям". Вместе с тем, "неспособность оказать эффективное сдерживание современным вооруженным силам, например, США или – потенциально – даже Турции, может стать мотивацией для стремления Ирана / развивать/ ядерную программу двойного назначения". По мнению Тегерана, это обеспечит некоторую защищенность стране в ее отношениях с главными противниками – США и Израилем, а также предоставит ему большую свободу действий в масштабах региона.

При этом, как прогнозируют авторы доклада, "атаки Израиля на Иран в нынешнем году не будет". "Израильские вооруженные силы способны провести рейд, который однако не решит никаких проблем, но только США имеют необходимые средства и силы для обеспечения военной кампании против Ирана", – подчеркнул глава МИСИ. Он также сообщил со ссылкой на собственные источники, что во время состоявшихся в начале марта в Вашингтоне переговоров между президентом США Бараком Обамой и премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху был достигнут компромисс, согласно которому Израиль "не станет спешить с ударом по иранским ядерных объектам". "Однако если станет ясно, что угроза Израилю со стороны Ирана является реальной, США вступят в ситуацию", – полагает Чипмэн.

Вашингтон, по мнению экспертов МИСИ, в настоящее время призывает к сохранению спокойствия в отношении "иранского вопроса" на следующих основаниях: "эта страна не находится на пороге создания ядерного оружия, воздушные удары Израиля затормозят программу Ирана лишь на пару лет, и санкции оказывают реальное воздействие на ИРИ".

Исследователи не исключают, что Иран может попытаться перекрыть стратегически важный Ормузский пролив "путем его минирования, а также при помощи противокорабельных ракет и торпед", запускаемых с одной из иранских подводных лодок или малого ракетного корабля. При этом перебои в поставках – прежде всего, нефти и газа – окажутся временными, поскольку США и их союзники располагают значительными военными силами в регионе и в скором времени смогут восстановить функционирование пролива. В качестве альтернативного варианта – и это позволит избежать ответных военных мер – Иран, по мнению аналитиков, может ввести дополнительные бюрократические препоны для прохождения судов через контролируемые им воды, что вызовет задержки при прохождении пролива.

Отдельный раздел "Военного баланса 2012" посвящен тенденциям в военных операциях за последнее десятилетие. "Наряду с тем, что с 11 сентября 2001 года войны с участием Запада велись преимущественно на земле, операции в Ираке, Афганистане и Ливии с самого начала были "совместными", где необходима была тесная интеграция сухопутных, воздушных и, в меньшей степени, морских сил", – говорится в докладе. За этот период "западные армии были вовлечены в гораздо большее число ближних боев с участием пехоты, чем в предыдущем десятилетии, – пишут эксперты МИСИ. – Потребность в "сапогах на земле" превращает пехоту в доминирующий род войск для борьбы с повстанцами и ведения традиционных боевых действий в населенных пунктах".

Вместе с тем, наземные операции требуют теперь интеграции действий различных родов войск с выполнением таких задач, как проведение информационных операций, мероприятий по восстановлению и развитию, ранее считавшихся периферийными.

"Некоторые уроки войн последнего десятилетия, включая широкое использование беспилотных летательных аппаратов / БЛА/, бронежилетов, точной артиллерии и усовершенствование смешенной мотопехоты /за счет обучения новым навыкам, в том числе языковым, технологическим и др./ будут ключевыми для армий Запада", – делают вывод аналитики. Среди основных уроков войн последних 10 лет – "значимость разведки, наблюдения и рекогносцировки, а также защиты военнослужащих". Кроме того, оказалась востребованной "гибкость платформ и войск", которая позволяет адаптироваться к меняющимся реалиям военных кампаний и асимметричной тактике противника.

"Для западных правительств непопулярность военных кампаний в Ираке и Афганистане может осложнить расчет на использование силы по сравнению с ситуацией после конфликтов на Балканах в 90-е годы прошлого века – особенно при наличии вероятности того, что конфликт потребует существенного наземного присутствия", – отмечается в докладе.
Что касается стратегии НАТО в Афганистане, эксперты считают маловероятным пересмотр решения стран альянса о выводе войск, ввиду "усталости от войны, финансового давления и предполагаемого снижения опасности, исходящей от террористической сети "Аль-Каида".

Политические и финансовые трудности в странах НАТО могут, по мнению аналитиков, стать фактором, способствующим ускорению процесса вывода войск. При этом в самом Афганистане главными угрозами переходной стратегии названы "слабое управление и масштабная коррупция". То, что прогресс в этой связи будет достигнут и станет необратимым к 2014 году / времени вывода иностранных воинских контингентов/, по мнению составителей доклада, не является на данный момент очевидным.

Что касается Ирака, минувший год ознаменовался окончанием почти девятилетнего военного присутствия США в этой стране. Иракские силы безопасности "последовательно политизировались, при обеспечении премьер-министром Аль- Малики контроля за ними при помощи назначений", говорится в докладе. По их мнению, "это, возможно, сделало переворот маловероятным, но это привнесло бессвязность в структуру командования". Исходя из этого, аналитики прогнозируют, что силы безопасности Ирака, "вероятно, смогут навести частичный порядок в стране, однако, не будут в состоянии защищать границы и воздушное пространство государства".

Эксперты МИСИ указывают на продолжающееся в мире перераспределение военной мощи от Запада к странам с новой экономикой. На фоне сокращения странами Запада оборонных расходов и закупок военной техники, в целом ряде государств Азии и Ближнего Востока сохраняется тенденция к дальнейшей милитаризации. Согласно прогнозам института, в 2012 году впервые в современной истории номинальные расходы стран Азии на оборону превысят аналогичные показатели Евросоюза. Разразившийся в 2008 году глобальный финансовый кризис "привел сейчас к сокращению оборонных бюджетов стран ЕС почти на 10 проц.", отметили эксперты. В то же время оборонные расходы азиатских государств выросли на 3,15 проц. в реальном выражении, говорится в документе. Около 80 проц. военных расходов Азии приходится на Китай, Индию, Японию, Южную Корею и Австралию.

КНР остается лидером по этому показателю – ее доля в суммарных военных затратах в регионе, по оценкам аналитиков, превышает 30 проц. Оборонный бюджет страны за последние 10 лет увеличился в 2,5 раза. При этом "технологические успехи Китая являются более скромными, нежели это предполагают некоторые алармистские гипотезы", считают исследователи. По их мнению, успехи Китая в этой области пока "представляют, скорее, зарождающийся, а не нынешний потенциал".

Вместе с тем, военные в других странах с интересом следят за развитием в Китае противоспутникового оружия, противокорабельных и крылатых ракет, а также его потенциала для ведения кибервойны. Рост военной мощи страны "усиливает последовательное изменение баланса сил в Тайваньском проливе". Согласно выводам МИСИ, "стратегические приоритеты Народно-освободительной армии Китая постепенно расширяются от обороны национальных границ до проецирования силы на пространстве Восточной Азии и за его пределами с целью обеспечения защиты морских путей сообщения".

В свою очередь, абсолютный мировой лидер по оборонным расходам – США – сокращает свой военный бюджет на фоне переоценки собственной политики и стратегии. Целью такого курса, по мнению аналитиков, является отход от длительных операций по обеспечению стабильности, характерных для минувшего десятилетия. Новое "Стратегическое руководство по обороне" США в долгосрочной перспективе указывает на "изменение баланса в пользу Азиатско-Тихоокеанского региона, стимулируемое осознанием Вашингтоном своих интересов в Азии с точки зрения экономики и безопасности, а также озабоченностью в связи с возможным противодействием со стороны региональных конкурентов". При этом США сохраняют свое доминирующее положение в военной сфере, несмотря на существенные финансовые и кадровые сокращения.

"США и страны Запада будут и далее поддерживать качественный и количественный отрыв от таких стран, как Китай, посредством постоянных инвестиций в НИОКР, а также опоры на качество и надежность техники, управления и подготовки", – прогнозируют аналитики МИСИ. Перспективные разработки, по их мнению, будут осуществляться в таких отраслях, как информационные и компьютерные технологии, беспилотные системы, а также сетевые системы управления, связи, сбора разведданных, наблюдения, разведки местности и передачи данных.

Однако этот "отрыв продолжает сокращаться", считают эксперты института. Согласно выводам исследователей, основной вызов, с которыми столкнутся страны Запада в условиях экономии средств будет связан с тем, "как сохранить высокий уровень военных навыков, выработанных за 10 лет непрерывных многосторонних боевых операций, если они завершатся". При этом отмечается, что другие страны – со всем разнообразием их оборонных приоритетов и возможностей, а также с учетом меньшего числа финансовых ограничений – могут извлечь собственные уроки из западного опыта.

Внимание в докладе уделяется и военной реформе в Российской Федерации. В документе говорится, что Россия остается влиятельной военной державой со значительным ядерным арсеналом, все три составляющие которого в настоящее время модернизируются. "Россия сохраняет возможности для развертывания значительных сил и средств на региональном уровне, а также отправки боевых подразделений на дальние расстояния", – говорится в документе. "Вооруженные силы России извлекают уроки из грузинской кампании 2008 года. Так, наземные войска сейчас признают необходимость создания более совершенной системы цифровой коммуникационной связи, а ВВС – увеличения количества ракет "воздух-земля" повышенной точности электронного наведения", – констатируют британские военные аналитики.

Оборонные расходы России, по оценкам экспертов института, будут расти и к 2014 году составят около 3,8 проц. ВВП /в 2011 году они были на уровне 2,88 проц./ – с тенденцией к последующему увеличению до 5 проц. в 2015 году. При этом в качестве возможных сдерживающих факторов аналитики называют "другие неотложные заявки в бюджет, такие как пенсии и иные социальные расходы, а также затраты на инфраструктуру и требования "модернизации". Российский военно-промышленный комплекс, говорится в докладе, продемонстрировал "в последние годы относительно сильный рост, основным двигателем которого является экспорт". Страна занимает второе место в мире после США по объему экспорта вооружений.

Вместе с тем, как отмечается, страна сталкивается с необходимостью "разработки нового поколения вооружений с экспортными перспективами", а также "освоения новых рынков сбыта, в то время как некоторые из существующих /.../ – особенно Индия и Китай – стремятся увеличить собственные потенциалы по производству вооружений". Слабым местом российского оборонного сектора, британские аналитики считают его научно-техническую и исследовательскую составляющие, где средний возраст специалистов сейчас превышает 50 лет. Однако при этом эксперты МИСИ напоминают, что "в рамках начатой в 2008 году реформы в вооруженных силах в 2012 году должно произойти увеличение зарплат и пенсий военнослужащим". "В результате повысится привлекательность вооруженных сил и их конкурентоспособность в национальной экономике", – резюмируют авторы доклада.

Источник: rodon.org

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий Всего комментариев: 0
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileambelayfeelfellow
    laughinglollovenorecourserequestsad
    tonguewassatcryingwhatbullyangry
Введите два слова,
показанных на изображении: *