Статьи18.06.2012, 20:04

"Условный рефлекс": граждане РФ не хотят демократии?

Приятного мало: судя по последним опросам ВЦИОМ, очень небольшое число граждан хотели бы видеть будущую Россию демократической страной. О том, что она должна стать "ведущей мировой державой" заявили 16 % опрошенных, 14 % надеются, что страна будет "богатой, развитой и процветающей", 13 % говорят об обеспечении "высокого уровня жизни населения". При этом всего 10 % респондентов хотят, чтобы страна была экономически развитой, и 9 % мечтают о государстве с сильной социальной политикой. Видеть Россию демократической хотят лишь 3 % опрошенных, и еще меньше тех, кто хотел бы видеть ее страной без коррупции.

Вряд ли эти данные могут кого-то радовать. И вряд ли сами граждане действительно хотели бы жить в условиях авторитаризма. Но проблема в том, что для России в целом казалось бы позитивный образ демократии всегда был связан не с возможностью самим гражданам распоряжаться своей судьбой и менять жизнь к лучшему, а с ужасом и нищетой 1990-х годов. А кому нужна нищая и слабая страна, даже если она будет называться демократической?

Один из общепризнанных теоретиков перехода к демократии Уолтер Ростоу писал, что демократия утверждается там и тогда, когда люди ощущают от нее явное улучшение своей жизни. То, что условно можно охарактеризовать как "демократический эксперимент" в России 90-х годов (хотя и Советский Союз всегда позиционировал себя как демократическое государство, и по многим параметрам реальной демократии он значительно опережал в этом отношении современную Россию), привело к тому, что само понятие демократии оказалось прочно связано с именами людей, называвших себя "демократами".

Именно это оказалось для населения неким ужасом, который им теперь не нужен. Однако то, что было представлено у нас как модель демократии, с заимствованием некоторых внешних черт от успешной демократии, по существу ею не было. Ведь в демократии при целом ряде разных характеристик все-таки главное - это исполнение воли большинства. А в нашей стране все решения, которые принимались, в общем-то, с конца 80-х годов, противоречили воле большинства, иногда даже выявленной.

Есть и еще один момент. Не менее признанный теоретик демократии Роберт Даль писал, что рынок дает импульс развитию демократии, но в полной мере развиться демократия не может, пока существует рынок. Рынок демократию инициирует, но он же блокирует действие ее механизмов. Даль выявлял и подчеркивал этот парадокс. И сегодня, после катастрофы СССР мы не имеем нигде в мире ни одного примера эффективной нерыночной экономики, и не ясно вообще, как таковую создать. Но это лишь означает, что невозможно и реальное развитие демократии.

Демократия нужна, но развиться в условиях рынка она не может просто по базовым характеристикам. Поэтому, когда граждане страны отвечают на вопросы социологов о демократии, они имеют в виду не великие идеалы просвещения или античности, а российских правозащитников и экономических реформаторов. Но Новодворская не похожа на Джефферсона, Чубайс - на Линкольна, а Ксения Собчак - на Индиру Ганди.

Факт остается фактом: само понятие "демократия" в массовом сознании российских граждан оказалось напрямую связано с низким уровнем жизни, экономическими проблемами, преступностью и коррупцией. К сожалению, его так увязали. Если живому существу подать некий сигнал, если некое имя соединять с ударом током, то вырабатывается условный рефлекс. Правители России конца XX века этот рефлекс и выработали. Они сделали так, что для граждан страны демократия воспринимается как синоним нищеты и беззакония.

Хотя на самом деле у нашей страны огромные исторические традиции реальной демократии. Ведь демократия - это не право небольших групп соревноваться друг с другом, навязывая свою волю остальным. Демократия - это осуществление той политики, которая устраивает большинство граждан. Но в сегодняшней России само слово "демократия" так дискредитировано, что вполне можно через некоторое время получить реакцию большинства, выражаемую словами: "Что угодно, только не демократия!". И это очень печально, поскольку демократия, по определению, это не власть "демократов", а "власть народа". То есть, в первую очередь, его большинства.

В конечном счете, все многообразие политических режимов, так или иначе, сводится к двум основным типам. В первом случае это, так или иначе, власть большинства, которому подчиняется меньшинство. Во втором случае это власть меньшинства, которому подчиняется большинство. Все остальное - дополнение или уточнение, внутреннее различие.

Демократии противостоит не диктатура, ей противостоит автократия, авторитаризм. Демократия есть власть большинства, то есть принуждение (если нет принуждения - нет и власти, если нет необходимости принуждения - нет и необходимости власти) меньшинства к исполнению решений большинства. Может идти речь об определенных гарантиях для меньшинства, но это последующий и отдельный вопрос. В любом случае гарантии прав меньшинства не означают права этого меньшинства не исполнять решения большинства.

То есть, демократия, как власть большинства, может носить характер принуждения меньшинства как на основании законов, так и на основании прямого насилия. В одном случае это будет демократическая диктатура, в другом - демократическое правовое государство. Но оно в любом варианте останется демократией - методы не меняют исходный тип власти.

Точно также власть меньшинства может опираться и на прямое насилие, и на существующие законы. В первом случае мы будем иметь авторитарную диктатуру, во втором - авторитарное правовое государство. То есть законы могут быть такими, что обеспечат закрепление власти меньшинства и практическое бесправие большинства: "Пункт первый - президент всегда прав. Пункт второй - если президент не прав, смотри пункт первый".

Другое дело, что всегда стоит вопрос о критерии власти, определяющем, в руках кого она действительно находится - меньшинства или большинства. Но это отдельный и более частный, хотя и очень важный вопрос. Линкольн в свое время сформулировал так называемое "гетисбергское" определение демократии: "Власть народа, осуществляемая руками самого народа в интересах самого народа".

Нужно просто понять вот эту простую вещь: демократическая власть - это та власть, которая действует по воле и в интересах большинства. А не та, которая дает большие права так или иначе привилегированным меньшинствам. Пока в стране не появится политическая сила, которая сумеет продемонстрировать, что умеет агрегировать ожидания большинства, артикулировать их, подчинять себя воле большинства и действовать в исполнение этой воли, до тех пор у граждан не появится желание реабилитировать ныне отвергаемое ими понятие "демократия". Демократия действительно необходима России. Потому что страна и государство, живущие против воли собственного большинства и потому ему не нужные, всегда будут балансировать на грани краха.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий Всего комментариев: 0
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileambelayfeelfellow
    laughinglollovenorecourserequestsad
    tonguewassatcryingwhatbullyangry
Введите два слова,
показанных на изображении: *