Статьи19.07.2012, 15:06

"Властная вертикаль" гнётся под напором стихии

"Месяц катастроф", которым в постсоветской России уже традиционно считается август, на этот раз начался со значительным опережением. Вызванные проливными дождями наводнения на Кубани, символом которых стал наиболее пострадавший город Крымск, продемонстрировали практически полное отсутствие "запаса прочности" у действующей "властной вертикали".

Ни накануне, ни во время, ни после разгула стихии местная и федеральная бюрократия не проявили себя в качестве хотя бы минимально дееспособных структур. Нет, "тащить и не пущать", а также "осваивать бюджет" они вполне горазды, но вот всё, что выходит за пределы этой узкой специализации, оказывается для них почти что непосильной задачей: все приказы и обещания проваливаются куда-то в пустоту.

Доходит до анекдота.

Если верить ряду СМИ, то "губернатор Ткачёв потребовал в течение недели ликвидировать все последствия наводнения в Крымске". С тем же успехом он мог потребовать остановки солнца на небе. Кто и как будет всё делать: разгребать завалы, устраивать, кормить и лечить пострадавших людей, восстанавливать инфраструктуру, завозить стройматериалы, продукты и лекарства? Это ведь не только деньги — это еще и люди, причём, не просто добровольцы, а специалисты, настоящие профессионалы своего дела. Их-то где взять теперь, когда "иных уж нет, а те далече", когда кругом — сплошные "дети рыночных реформ" с купленными дипломами и немеркнущим долларом в глазах? Таким сколько ни дай — всё будет мало и всё без толку... 

Ну, с губернатором всё ясно: ему надо было продемонстрировать своё неравнодушие к беде и переложить ответственность на исполнителей: он же ведь требовал, чтобы всё было хорошо, — какие к нему могут быть вопросы, что еще нужно? Впрочем, если бы не Сочи-2014, эта невинная хитрость Ткачёва бы наверняка не спасла, а так он нужен будет "на потом", когда придётся проводить "разбор полётов", связанных с Олимпиадой. 

Сняли мэра Крымска, поставили нового. Думаете, что-то изменится в работе местных властей? Даже от того, что Путин погрозится "в следующий раз" самому стать в очередь за гуманитарной помощью, чтобы проверить, почему людям приходится несколько часов "толкаться" для её получения? Да, помним, Ельцин ездил на трамвае в поликлинику, но он тогда еще не был главой государства.

Или вот министр обороны Анатолий Сердюков. Путин говорит на совещании в Крымске 15 июля: "Мы можем и должны нарастить группировку военных до пяти тысяч человек. Главное — чтобы люди здесь были обеспечены палатками, питанием, водой, медицинским обслуживанием. В течение какого времени вы сможете это сделать?" Бравый министр, пусть и гражданский чиновник, а не кадровый офицер, сразу берёт под козырёк: "В течение завтрашнего дня здесь будут пять с половиной тысяч человек, военнослужащих". Как? Откуда? На чём? Кто проследит и проконтролирует прибытие за сутки практически двух бригад в Краснодарский край? Главное — вовремя кукарекнуть, а там хоть не рассветай? А если завтра война? 1941-й с таким руководством Минобороны раем покажется.

Но президент предпочитает этого фанфаронства не замечать: "Хорошо... Надо только, чтобы люди были эффективно задействованы". В том-то и дело, что никому этого как раз и не надо. А надо только одно: любыми способами сохранить своё тёплое и доходное место, а при возможности перескочить на другое, повыше, потеплее и подоходнее. Всё остальное: да гори оно синим (газовым) пламенем!

Крымск как раз и стал лакмусовой бумажкой на эффективность выпестованной Путиным в 2000-е годы системы власти. И показал, что в нынешнем своём виде она себя полностью изжила и требует коренной трансформации. А если эта трансформация не будет проведена "сверху", то её проведут даже не "снизу", а "сбоку" — соответствующие технологии "оранжевых революций" давно отработаны и ни для кого секретом не являются, а уж перекупить некоторых "столпов кремлёвского режима" у "вашингтонского обкома" долларов по-любому хватит.

Пока российская "властная вертикаль" только гнётся под напором кубанской стихии. А как она поведёт себя перед лицом более серьёзных и системных вызовов, которые, судя по всему, не преминут последовать в самой ближайшей перспективе? В одночасье сломается? Или начнёт понемногу рассыпаться на множество "властных вертикалек", как это происходило в Советском Союзе второй половины 80-х—начала 90-х годов? Ясно лишь одно: даже с проливными дождями в Кавказских горах она уже не справляется или, вернее, справляется со страшным, неимоверным напряжением всех своих — еще немалых вроде бы — сил. И это наводит на серьёзные сомнения в реализуемости всех путинских начинаний "третьего срока".

Ещё 11 июля, в промежутке между своими поездками в Крымск, Путин провёл в Ново-Огарево совещание по реализации своих указов в сфере социальной политики. Это, в общем-то, самая болезненная для всего российского общества проблематика. Потому что десятилетия бесплатного советского образования и здравоохранения бесследно для наших сограждан не прошли, и сегодня это, да ещё фундаментальная наука, пожалуй, единственное, что еще отличает Россию от типичных стран "третьего мира".

После грабительских по отношению к подавляющему большинству населения Российской Федерации "рыночных реформ" и "приватизации" попытки ввести платную медицину и образование выглядят реализацией известного лагерного принципа: "Сначала мы съедим ваше, а потом каждый будет есть своё". Понятно, что никакие повышения потребительских цен, тарифов на ЖКХ, налогов и сборов не вызовут у "молчаливого большинства" такого стойкого неприятия и отторжения, как фактическое лишение их и их детей всех надежд на достойное будущее.

Понимая это и находясь перед лицом пока еще авангардных и подконтрольных "болотной оппозиции" не слишком массовых протестов, Путин в своих предвыборных статьях, впоследствии подкреплённых президентскими указами, дал гражданам России надежду на то, что сектор бесплатного образования и бесплатного здравоохранения всё-таки сохранится — пусть и в урезанных, но всё-таки значимых и доступных для каждого масштабах. 

Прошло два с лишним месяца — и эти масштабы были в первом приближении конкретизированы. Они оказались не слишком впечатляющими. Едва ли не сновной задачей, как выяснилось, будет экономия бюджетных средств: зарплаты "бюджетникам" в сфере науки, образования и здравоохранения решено увеличивать за счёт реструктуризации их учреждений, то есть слияния, сокращения штатов и т.д. И только в исключительных случаях речь может идти об увеличении бюджетного финансирования, которое, конечно, неизбежно, но нежелательно, ибо потребует увеличения расходной части бюджета. Иными словами, ученые, учителя и врачи должны сами взвыть: хотим  коммерческой автономии! Хотим платной медицины и платного обучения!

Путин сказал прямо: "Надо добиться, чтобы в социальной сфере остались только те организации, которые это делают с наибольшей пользой для граждан". Значит ли это, что, если польза от деятельности института или больницы всё-таки есть, но она не "наибольшая", данные структуры подлежат удалению из социальной сферы, вернее — должны быть лишены бюджетного финансирования? Согласитесь, что подобная формулировка открывает слишком большой простор для толкований, а учитывая, что реально руководить процессом призваны такие убеждённые либералы, как Эльвира Набиуллина и Владислав Сурков, насчёт реальных приоритетов даже сомневаться не приходится. 

Вопросы о стандартах бесплатного образования и стандартах бесплатной медицинской помощи при этом на совещании у президента даже не рассматривались, хотя именно они являются ключевыми во всей нынешней социальной проблематике. Эта тема целиком передана в ведение отраслевых министерств, а уж те, будучи поставлены перед необходимостью уложиться в рамки выделенных бюджетных средств, надо понимать, постараются ужать до минимальных пределов.

То же самое касается и помощи многодетным семьям. Только с 2013 года планируется начать выплаты при рождении третьего и последующих детей — причём, даже не общефедеральные, а региональные. Президент сообщил, что подобные решения приняты в 34 субъектах Федерации, а до конца года должны быть приняты еще в 27-ми. Но сколько среди этих передовых регионов национально-государственных образований, а сколько — областей и краёв с преимущественно русским населением, он, к сожалению, не уточнил. Но ведь понятно, что в вымирающей Псковской области и в цветущем Татарстане, не говоря уже о северокавказских республиках, семьи к проблеме рождения третьего ребенка будут подходить совершенно по-разному. Между тем, на выплату пособий в 2013 году планируется направить 5,9 млрд. рублей, в 2014 году — 17,1 млрд. рублей и в 2015 году — 26,9 млрд. рублей. Что получится в результате реализации такой федеральной программы для государствообразующего народа? Конечно, все граждане РФ равны в своих правах, и всем сестрам положено по серьгам, но кому-то серёжки достаются золотые с драгоценными камнями, а кому-то — дешевая пластмассовая бижутерия.

А ведь без многочисленного, здорового и образованного "человеческого потенциала", желательно еще — объединённого общей идеей развития — ни о какой системной модернизации и инновационной трансформации нашего общества и государства даже говорить не приходится. 

Понятно, что один человек, будь он даже семи пядей во лбу, не способен самостоятельно решить все проблемы гигантской страны. Но осознать пути их решения, подобрать людей, способных — каждый на своём участке — добиться нужных результатов, вовремя сменять их в зависимости от меняющихся задач,— это и есть функции настоящего государственного деятеля.

Сегодня то, что Путин войдёт в историю, уже не подлежит сомнению: всё-таки даже 13 лет во главе России — это не шутка. Но кем он в неё войдёт?

Когда-то, кажется, Черчилль сказал, что политик должен думать о следующих выборах, а государственный деятель — о будущих поколениях и будущем государства. 

Путину думать о следующих выборах практически не приходится — следовательно, ему не нужно позиционировать себя как политика. Но захочет и сможет ли он реально позиционировать себя как государственного деятеля — очень большой вопрос.

Возможно, что трагедии, подобные трагедии Крымска, всё-таки сыграют роль "спускового крючка" для подобной трансформации — как трагедии "Курска", "Норд-Оста" и Беслана сыграли свою роль в сохранении целостности Российской Федерации в 2000-х годах.

Ведь если и через месяц, и через три, и через год люди, потерявшие кров и имущество в июле 2012 года, будут ютиться в палатках и землянках, то зимняя Олимпиада-2014 в Сочи, на которую потрачены десятки, если не сотни миллиардов долларов, будет выглядеть очень непрезентабельно, а её страна-организатор невольно подтвердит миф о "потёмкинских деревнях", за красивыми фасадами которых прячется зияющая пустота.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий Всего комментариев: 0
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileambelayfeelfellow
    laughinglollovenorecourserequestsad
    tonguewassatcryingwhatbullyangry
Введите два слова,
показанных на изображении: *