Статьи17.09.2012, 15:05

"Законы шариата делают демократию почти невозможной"

Футбольному клубу Fuerth на этот раз не удалось одержать победу над командой Schalke 04, хотя Генри Киссинджер присутствовал на стадионе, и накануне определенные надежды у него еще теплились: «Может быть, болельщики из города Фюрта смогут запугать игроков клуба Schalke 04?» Вот уже в течение многих десятилетий 89-летний бывший госсекретарь США издалека наблюдает за игрой команды своего родного города. В этом сезоне клуб Fuerth впервые выступает в первой Бундеслиге, и поэтому Киссинджер объявил о том, что он будет присутствовать на «Ронхофе» (Ronhof) – так называется стадион этого города. Вторая причина его приезда связана с воссозданием берлинского Городского дворца, в котором будет располагаться Форум Гумбольта. В связи с этим в прошлую пятницу Киссинджер выступил в роли почетного гостя благотворительной акции, организованной берлинским предпринимателем в области строительства Юргеном Ляйбфридом (Juergen Leibfried). Перед этим Киссинджер в течение часа беседовал с Ангелой Меркель в ведомстве федерального канцлера («нас связывает многолетняя дружба, Ангела Меркель вызывает у меня восхищение»). Киссинджер хорошо говорит по-немецки, но, тем не менее, интервью он предпочитает давать по-английски. «Мой немецкий всегда появляется у меня на два дня позже, - признается он. – Кроме того, франкский акцент не очень распространен в Берлине».

Die Welt: В качестве молодого американского солдата вы находились в Германии с 1945 по 1947 год. Вы видели тогда развалины берлинского Городского дворца?
Генри Киссинджер: Да, я видел их в начале 1946 года. Я всегда досаждаю моим прусским друзьям, когда рассказываю им о том, что для меня, для подростка из города Фюрта, Берлин не был центром политической жизни. Поэтому у меня с того времени не сохранилось какого-го особого отношения в этому зданию. После сноса сохранившихся частей дворца в 1950 году я часто бывал в Берлине и посещал музеи. И там на картинах я впервые увидел, как выглядел в XIX веке центр Берлина и Городской дворец.

- Когда вы начали поддерживать проект восстановления этого дворца?
- Это произошло в 1993 году во время показа макета Городского дворца. Он произвел на меня сильное впечатление, как и необыкновенный энтузиазм Вильгельма фон Боддина (Wilhelm von Boddien) и его общества по воссозданию Берлинского дворца.

- Что для вас значит Берлинский дворец?
- Прежде всего он представляет собой символ прусского государства, которое воспринималось в определенной степени как выражение патриотизма, преданности и чувства долга. Одновременно Берлинский дворец олицетворяет традицию, так как он пережил немало эпох. Как Форум Гумбольта он будет использоваться в будущем для других целей. Внутри него будет находится музей культур всего мира, что придаст ему универсальную направленность. Что касается внешнего вида, то он будет символом преемственности немецкой и западной культуры. Я уверен в том, что этот проект ожидает большой успех. Для меня это повод дожить до 2018 года.

- Как вы воспринимаете новый Берлин?
- Я приезжаю сюда два-три раза в год и считаю Берлин европейской столицей XXI века. Мое самое любимое место в городе – Новый музей, расположенный на Музейном острове. Я провел больше времени в берлинских музеях, чем в нью-йоркских.

- Как вы оцениваете нынешние беспорядки во многих арабских странах?
- Складывается абсурдная ситуация: поводом послужило никому не известное короткое видео, о котором ничего не знало правительство Соединенных Штатов и на которое оно не имело никакого влияния. И теперь администрация США должна подвергнуть его цензуре, хотя это находится за пределами ее полномочий. Беспорядки показывают, как медленно эти страны продвигаются к демократии, если этот процесс вообще имеет место. Если политическая партия превыше всего ставит законы шариата и воспринимает их как единственную истину, то демократия почти невозможна, и здесь нам не следует предаваться иллюзиям.

- Барак Обама протянул руку арабскому миру. Его стратегия провалилась?
- Еще Джордж Буш – вопреки тому, как его часто представляют – был очень открыт для установления хороших отношений с арабскими странами, и он не относился к ним как к враждебному миру. Я полагаю, что со стороны Обамы было оправданным шагом сделать такого рода предложения и показать, что Соединенные Штаты готовы продвинуться еще дальше. Однако в настоящий момент не видно взаимности со стороны мусульман. Мы не должны забывать: никто в западном мире не выступает против мусульман, и  мы не говорим, что ислам должен быть выведен за скобки.

- Означает ли это, что арабская весна закончилась?
- Я никогда не видел в «арабской весне» того, что усматривали в ней многочисленные представители западных средств массовой информации. История революций показывает, что новые правители только в очень редком случае остаются такими же, какими они были в начале. Во время выборов в Египте 75% голосов получили «Братья мусульмане», а также другие радикальные исламисты. Это не значит, что мы не можем иметь с Египтом хороших отношений. Поддержание хороших отношений отвечает интересам обеих стран. Когда я был госсекретарем, у меня были великолепные отношения с Садатом, но это нельзя сравнивать с тем, когда ты находишься в том же самом философском сообществе.

- Что бы ни делали Соединенные Штаты, ситуация не меняется: создается впечатление, что это ваша судьба – постоянно быть ненавидимой страной.
- Мы представляем собой метафору западного мира. Но нападению подверглись также посольства Дании и Германии. По моему мнению, целью внешней политики не может быть желание того, чтобы тебя любили. Она должна быть направлена на поиск основы для совместных действий – всякий раз, когда это возможно и когда это соответствует взаимным интересам. Важно, чтобы была взаимность. Там, где этой взаимности нет, нужно понимать, как следует защищать собственные интересы.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий Всего комментариев: 0
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileambelayfeelfellow
    laughinglollovenorecourserequestsad
    tonguewassatcryingwhatbullyangry
Введите два слова,
показанных на изображении: *