Статьи22.09.2012, 20:05

"Сторонники демократизации": что делать?

С внутренним трепетом поставил я к этой статье заголовок из знаменитой ленинской работы. На самом деле речь не идет о том, чтобы давать советы по смене режима какой-либо из политических сил.

Напротив, цикл, который мы написали с коллегами из Европейского университета в Санкт-Петербурге, приводит к выводу, что любые советы на этот счет бесполезны. Однако почему они бесполезны - важный вопрос. Тем более, что по итогам последнего "Марша миллионов" (назвать который провальным мешает лишь чувство искреннего уважения к людям, способным к гражданской активности) дискуссия на данную тему резко активизировалась. Всем ясно, что методы, казавшиеся в декабре 2011 года оптимальными, себя не оправдали. По крайней мере, в краткосрочной перспективе. И вновь всем тем, кто неравнодушен и видит в своей жизни иные ценности, кроме бабла, пива и телевизора, хочется понять, что же нам делать.

Мировой опыт смены авторитарных режимов показывает, что в зависимости от обстоятельств возможны различные выходы из политического кризиса. Один вариант оказывается удачным при экономическом кризисе, другой - при процветании. Один - при сильной оппозиции, другой - при серьезном расколе внутри правящих элит. Один - при стремлении режима к самосохранению, другой - при намерении авторитарного лидера к сохранению личной власти даже в ущерб системе в целом.

Мировой опыт говорит, что сторонники демократизации могут идти к цели тремя колоннами. А какая из них в конечном счете победит - не предскажет ни политический аналитик, ни изощренный астролог, ни засланный в недра режима тайный агент. При этом, естественно, никакой масонский заговор не распределяет людей по колоннам. Сторонники перемен структурируются в зависимости от своих симпатий к тому или иному виду деятельности, от личного опыта и знаний, а также от финансовых, информационных и человеческих ресурсов, которые им удается мобилизовать.

Первая колонна - это радикальная внесистемная оппозиция. Она достигает успеха в том случае, если режим рассыпается полностью, старая элита оказывается дискредитирована в глазах народа, и формируются новые условия политической игры, при которых уходящая власть уже не может диктовать свою волю ни телевизионным начальникам, ни "денежным мешкам", ни региональным баронам. Обычно такая ситуация формируется в результате экономического кризиса (иногда вызванного войной) и падения легитимности режима (иногда сопровождаемого презрением в отношении правителей).

Совершенно очевидно, что у нас сейчас ничего подобного нет, а потому неудивительно, что марши миллионов захлебнулись так же, как некогда марши несогласных. Однако путинский режим совсем не застрахован от развития ситуации в данном направлении, поскольку экономика наша висит на нефтяных соплях, а авторитет власти покоится на неустойчивой харизме Путина.

Вторая колонна - это оппозиция внутри власти, которой до поры до времени приходится маскироваться и демонстрировать лояльность авторитарному лидеру. Как правило, она достигает успеха в том случае, если правитель под давлением обстоятельств склоняется вдруг к переменам, либо если он умирает и возникает объективная необходимость выдвинуть из числа представителей правящей элиты нового лидера. Оппозиция, находящаяся внутри власти, сильна лишь до тех пор, пока режим еще способен эффективно функционировать. Ее шанс на успех возникает в тот краткий момент, когда государство еще не развалилось и способно контролировать деньги, TV и аппарат, но при этом многим сохранившим вменяемость представителям элиты становится ясно, что кризис не за горами.

Сегодня мы очень близки к подобному положению дел. В элитах ненависть к путинскому режиму значительно сильнее, чем в массах, поскольку богатые и образованные люди намного лучше информированы о сути проблем. Однако Путин сосредоточил в своих руках столь мощную власть, что каждый, кому уже невтерпеж, вынужден дезертировать из властных рядов вместо того, чтобы эффективно работать над трансформацией режима.

Шансов на то, что внутренняя оппозиция получит возможность сыграть в свою игру, в обозримой перспективе немного, поскольку взгляды Путина давно сформировались и вряд ли изменятся на седьмом десятке лет. Хотя полностью этот вариант я бы не исключал, поскольку президент при отсутствии стратегического мышления все же обладает трезвым рациональным умом, способным реагировать на проблему, когда она в полный рост.

Третья колонна - это "карманная" парламентская оппозиция, которая сегодня для самосохранения вынуждена играть по заданным сверху правилам. Она может достичь успеха при сочетании двух обстоятельств. С одной стороны, старая система должна быстро разрушаться, теряя авторитет среди широких масс. С другой стороны, эти широкие массы должны сохранять свое уважение к "карманной" оппозиции, не замечая ее очевидного оппортунизма.

В какой-то мере в эту модель у нас вписываются коммунисты. Сегодня у них даже на совершенно свободных выборах не было бы шанса перехватить власть. Слишком уж явно КПРФ смотрит в прошлое. Слишком уж стар, неэффективен и нехаризматичен ее лидер. Слишком уж сильно он стремится обслужить режим вместо того, чтобы привлечь под свои знамена всех тех, кто хочет трансформации. Однако власть и церковь сейчас с удивительным упорством делают все возможное для того, чтобы левая идея в России в перспективе возродилась, несмотря на сталинизм, пустые прилавки и все прочее, что связано с ней в исторической памяти народа. Внутренние реформы в КПРФ могут при определенных обстоятельствах сделать партию привлекательной для многих избирателей, не приемлющих нынешнюю политическую систему.

Таким образом, сегодня нет прямого ответа на вопрос: "Что делать?".

Можно годами бессмысленно выходить на протестные акции и превращаться в странных, диковатых маргиналов. Но вдруг настанет момент, когда публика "путингов", обозленная экономическим развалом, сольется с публикой митингов и составит такую гремучую смесь, что лидеры протеста получат реальный шанс въехать в Кремль в качестве победителей политической схватки.

Можно годами ждать момента, находясь внутри власти, и не дождаться его. Но не исключен такой поворот событий, при котором растерянный стареющий Путин вдруг отодвинет жуликов и воров, стоящих ошую, и позовет специалистов, стоящих одесную, чтобы они спасли то, что еще можно спасти. И тогда лавирование внутри политического режима окажется морально оправдано.

Можно годами сидеть в парламентском кресле, маскируясь под говорящего попугая, и ждать момента, когда ритуальные, но безобидные для режима фразы вдруг трансформируются в миллионы голосов избирателей, поскольку никакая чуровщина не встанет на пути бюллетеня к урне. И тогда нынешний декоративный парламент станет настоящим.

Эти три варианта не смогут осуществиться все и сразу. И очень обидно будет тем, кто поработает впустую. Победитель станет спасителем отечества, проигравших вспомнят лишь историки. Впрочем, для тех, кто идет в политику, и это неплохо.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий Всего комментариев: 0
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileambelayfeelfellow
    laughinglollovenorecourserequestsad
    tonguewassatcryingwhatbullyangry
Введите два слова,
показанных на изображении: *