Статьи28.09.2012, 15:06

"В мире идет фундаменталистская революция"

Вслед за рядом российских регионов, в Чечне заблокировали доступ к видеохостингу YouTube, дабы ограничить население республики от просмотра оскорбительного фильма "Невинность мусульман".

При этом, вчера представители Генпрокуратуры РФ заявили об антиамериканских выступлениях в "одной из республик" Северного Кавказа. Ряд акций протеста прошел и в некоторых других регионах, например, сжигание флага США произошло в северном Нижневартовске. Тем временем, в США был взят под стражу Накула Басили Накула, снявший этот фильм. Учитывая поток угроз с убийствами в его адрес, не вполне понятно, был ли он арестован с целью предъявления обвинения, либо просто спрятан от разгоряченных мусульманских фанатиков.

О том, почему ограничение доступа к видеопродукции не решит проблемы, о том, что придет на смену "Невинности мусульман" и почему принятие закона о чувствах верующих расколет общество, рассказал Накануне.RU председатель Московского религиоведческого общества Ивар Максутов.

Вопрос: Накануне появилась информация о том, что в некой северокавказской республике состоялись акции протеста против фильма невинность мусульман. Ранее было несколько акций в различных регионах России. Это естественное продолжение протеста мусульман, который уже несколько недель в такой форме демонстрируется на ближнем востоке, чьи-то акции "за компанию" или что-то еще?

Ивар Максутов: Если говорить о реакции на фильм "Невинность мусульман", то мы, конечно, имеем дело с радикальным фундаменталистским сообществом, а не со всем обществом в целом. Именно это сообщество, прежде всего, и реагирует на подобные провокационные явления. Разумеется, в европейском обществе или в США аналогичной реакции на что-либо вряд ли можно ожидать. Что касается тех акций, которые проводились в российских регионах, то, на мой взгляд, они укладываются в этот тренд.

Вопрос: Как Вы оцениваете вероятность того, что будет принято решение о признании фильма "Невинность мусульман" экстремистским?

Ивар Максутов: Думаю, этот фильм вполне могут признать экстремистским. Проблема в том, что в разряд экстремистских у нас попадает большое количество текстов, которые экстремистскими не являются. Это проблема религиоведческой экспертизы, которая в России находится, к сожалению, на крайне низком уровне, если говорить о производстве этой экспертизы в государственных институтах. Поэтому, я не удивлюсь, если его признают экстремистским. Это просто плохой фильм, просто плохой некачественный продукт, таких продуктов гуляет в интернете миллионы и в данном случае, от того, что его признают экстремистским, проблема экстремизма ни в России, ни в мире не изменится.

Вопрос: А почему из миллионов этот выбрали - случайно так получилось, взяли его и начали ситуацию раскачивать вокруг него?

Ивар Максутов: Проблема исламофобии стабильно нарастает последние 10 лет. А тот факт, что в поле внимания мусульманских сообществ попал этот фильм - это, во многом, вина СМИ, потому что фильм появился за несколько месяцев до этого конфликта, и до того, как он был показан по некоторым египетским каналам и вспыхнул с новой силой, никто на него не обращал никакого внимания. Однако, сама по себе, такая постановка вопроса не вполне корректна - чем конкретно этот продукт вызвал интерес. Не этот, так какой-то другой возник бы, а поводов для подобных конфликтов в условиях, когда границы светского и религиозного не определены, правила игры в государствах нового типа в новейшей истории не прописаны, какое место должна занимать религия, не совсем понятно. В условиях фундаменталистской революции, усиления фундаменталистских настроений по всему миру от развитых стран до стран развивающихся, в этой ситуации продукт, который может стать причиной убийств и массовых беспорядков, обнаружить крайне просто. В условиях глобализации и расширяющегося пространства медиа любой снятый фильм в отдельно взятой квартире в небольшом городе может стать причиной подобных скандалов и столкновений на другом конце океана, на другом конце света. Поэтому пристальное внимание к конкретно этой картине, к тому, как она была произведена, мне кажется, не вполне корректно. Надо смотреть на общую фундаменталистскую революцию, которая происходит во всем мире.

Вопрос: То есть, грубо говоря, после того, как закончится история с этим фильмом, легко найдется другой и все начнется сначала?

Ивар Максутов: Появятся карикатуры, появятся какие-нибудь СМИ, появится какой-нибудь писатель, фотограф и т.д. и т.п. Проблема в отсутствии четко прописанных и описанных границ светского и религиозного, наличии или отсутствии этих границ и понимания того, что происходит в религиозной ситуации в отдельной стране. Если говорить о России, то у нас напрочь отсутствует мониторинг за религиозной ситуацией. Существуют исследователи, которые работают в отдельных регионах, есть даже серьезные эксперты-религиоведы. Но на уровне государственном, к сожалению, религиоведческая экспертиза как таковая отсутствует. Поэтому, если возвращаться к вопросу о том, признают фильм экстремистским или нет, то доверять нынешней экспертизе не приходится в том виде, в котором она осуществляется. Поэтому, можно, несомненно, ожидать, что появится один фильм, другой фильм, какая-нибудь книга, огромное количество продуктов массовой культуры, о которых мы еще не подозреваем, комиксы, видеоклипы и прочее.

Вопрос: В Госдуме рассматривается законопроект о защите чувств верующих. На Ваш взгляд, нужно это для того, чтобы ситуацию стабилизировать в подобных случаях или, наоборот, это спровоцирует расслоение в обществе по принципу отношения к религии?

Ивар Максутов: Конечно, нет, ничего он не стабилизирует. Проблема религиозной ситуации в России не в принятии или неприятии тех или иных законов, а в их соблюдении. К сожалению, до тех пор, пока прозрачность судебной системы и доверие к суду у населения не будет высоким, пока конкретные процессы в отношении религиозных меньшинств не будут, опять-таки, достаточно прозрачными и адекватными, никак религиозную ситуацию это не изменит, не смягчит. Закон может только усилить конфликт и конфронтацию в случае применения этого закона. Фактически он не имеет никакого четкого механизма правоприменения. А если говорить о недавней истории с Pussy Riot, мы видим, что по факту без этого закона удалось осудить девушек по закону, которого еще не было. Сейчас такая практика юридически будет узаконена. А каким образом она будет дальше применяться и в какой форме, покажет время, но уверен совершенно, что ситуацию это никаким образом не стабилизирует.

Вопрос: То есть принятие закона с большой долей вероятности произведет прямо противоположный эффект?

Ивар Максутов: Разумеется. Он просто наверняка произведет именно такой эффект. Еще раз повторю: это отсутствие понятной религиоведческой экспертизы и отсутствие доверия к судебной системе.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий Всего комментариев: 0
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileambelayfeelfellow
    laughinglollovenorecourserequestsad
    tonguewassatcryingwhatbullyangry
Введите два слова,
показанных на изображении: *