Статьи11.10.2012, 00:08

"Перезагрузка отношений России и США свои задачи выполнила"

Политика «перезагрузки» спасла российско-американские отношения от «зависания», - считает заведующая кафедрой прикладного анализа международных проблем МГИМО Татьяна Шаклеина, - но, как и предполагалось, не поменяла существа отношений двух стран.

- Можно ли сегодня, через 50 лет после Карибского кризиса, сказать, что эта история в повестке российско-американских отношений изжила себя?

- На мой взгляд, вопрос ставится не совсем правильно. Карибский кризис, как событие истории советско-американских отношений ХХ века, не входит в повестку отношений России и США. Но в двусторонних отношениях этих стран остается проблема конфликтности, особенно военной конфликтности, и в этой связи российские и американские историки, политологи и политики время от времени возвращаются в своих дискуссиях к Карибскому кризису.

Следует отметить, что исторический опыт имеет огромное значение для верной оценки современных международных отношений, отношений России и США, взаимодействия разных стран. Важность Карибского кризиса состоит в том, что СССР и США (а вместе с ними и весь мир) осознали опасность приближения к военному конфликту, особенно между ядерными державами, бесперспективность опоры на военную силу в решении международных и двусторонних проблем, особенно в сфере безопасности. Но что еще более важно, сверхдержавы осознали необходимость взаимной корректировки своих действий, необходимость диалога и взаимных усилий в деле контроля над ядерным оружием.

Если говорить о современности, о ХХI веке, то и сейчас опыт Карибского кризиса очень важен как демонстрация негатива (приближение к военному конфликту), так и позитива (избежание столкновения и достижение договоренностей). Можно вспомнить события в бывшей Югославии в 1999 г. (Приштина) и на Кавказе в 2008 г. (Южная Осетия), когда Россия и США/НАТО тоже оказались в конфликтной ситуации, хотя и не сравнимой с Карибским кризисом по масштабам и напряженности. Думаю, что, как и в 1962 г., победил реализм и нежелание усиливать конфронтацию. А это означает, что напоминание о Карибском кризисе и его анализ в контексте российско-американских отношений, остаются актуальными.

- Есть ли основания утверждать, что политика «перезагрузки» в российско-американских отношениях отодвинула на второй план конфликтное измерение и поставила во главу угла тему сотрудничества? Оказалось ли это сотрудничество взаимовыгодным?

- Любое сотрудничество лучше его отсутствия, если речь, конечно, идет о позитивном и выгодном для всех сторон взаимодействии. В случае с периодом отношений между Россией и США 2009-2012 годов необходимо, прежде всего, вспомнить, что понимала под сотрудничеством с Россией администрация Б. Обамы. Сферами сотрудничества назывались борьба с терроризмом, дальнейшее сокращение ядерных арсеналов и продолжение переговорного процесса по вопросам сокращения вооружений, сохранение всестороннего диалога на разных уровнях, взаимодействие в решении отдельных глобальных проблем (экология, климат, эпидемии, наркотики и др.). Планировалось наращивание торгово-экономического сотрудничества после принятия России в ВТО и отмены Поправки Джексона-Вэника, за что выступали демократы. Определенные достижения есть - и это хорошо.

Если говорить о радикальном изменении формата и содержания двусторонних отношений, то этого и не планировалось американской стороной. Авторы политики «перезагрузки» собирались проводить (и проводили) политику двух «трэков». Второй из них должен был стать именно «конкурентно-конфликтным», так как предполагал действия, направленные на то, чтобы вывести Россию на путь демократии, оказывать поддержку борющимся за демократические идеалы силам внутри страны, продолжать критический диалог по проблемам демократии. Кроме того, второй «трэк» предполагал, что Штаты будут проводить активную политику в странах Евразии, не позволять России вмешиваться в дела ряда соседних стран или нейтрализовывать ее действия в конфликтных ситуациях, продолжать борьбу против отдельных недемократических режимов (Белоруссия) и т. д.

Такие же задачи стояли на повестке и во времена администрации Буша. Правда, при демократах объем критики со стороны администрации сократился, но сохранился критический настрой конгресса (Поправка Джэксона-Вэника и список Магницкого, например), высказывания госсекретаря Х.Клинтон. В экспертном сообществе консервативные центры традиционно продолжали критиковать Россию и предлагали не уменьшать давления на нее по вопросам демократии (это прописано и в Платформе республиканцев 2012 г. как наказ на будущее). Что касается либералов (демократов), то они подчас обсуждали вопросы, затрагивающие интересы России или предполагающие ее участие, без российского фактора, как бы исключая ее из политики вообще. Это совпадает с позицией отдельных стран, которые хотели бы устранить Россию из переговорного процесса (Грузия).

Суммируя, можно сказать, что администрация отодвинула конфликтность на второй план, но сохранила традиционные претензии, которые не позволили сделать прорыва на политическом и экономическом направлениях. Сейчас часто можно слышать от американцев (особенно республиканцев), что «перезагрузка» провалилась, и это ставится в вину Б. Обаме и его администрации. Такое обвинение некорректно. На мой взгляд, политика «перезагрузки» изначально не мыслилась как масштабная, долгосрочная и кардинально новая по содержанию и методам политика. Свою задачу она частично выполнила, показав, что «reset» - перезагрузка - спасает от «зависания» в отношениях, стимулирует диалог и дипломатию, но не меняет существа отношений, для чего требуется хотя бы частичный консенсус в рядах американской политической элиты, расколотой и по внутренним, и по внешнеполитическим вопросам. По-прежнему остаются весьма живучими многие стереотипы в мышлении политиков и политологов разных поколений, когда обсуждается современная Россия, что мешает переходу двусторонних в иной формат. Карибский кризис часто вспоминается в неблагоприятной для России интерпретации.

- Продолжится ли «перезагрузка» в случае победы на выборах Барака Обамы? Или он будет корректировать свою позицию по России, ориентируясь на новые вызовы американской внешней политики?

- Можно предположить, что в случае победы Б. Обама вряд ли будет заинтересован в ухудшении отношений с Россией - и они будут развиваться в традиционном нелинейном и непростом направлении. Если не произойдет изменения в раскладе сил в конгрессе в пользу демократов, вряд ли удастся нейтрализовать резко критическую позицию конгрессменов в отношении России, что не будет способствовать благоприятному решению проблем торгово-экономического сотрудничества двух стран.

Сохранится заинтересованность в сотрудничестве, например, по Афганистану, ОМУ, терроризму, пиратству и т. д., в диалоге по вопросам энергетики, Арктики, урегулирования конфликтов в Евразии. Сейчас для США ситуация непростая, как внутри страны, так и в сфере внешнеполитической. Им придется сконцентрировать свои усилия на урегулировании социально-экономических проблем, без потерь выйти из ситуации, сложившейся в результате реализации политики смены режимов в странах Ближнего Востока и Северной Африки, более серьезно выстраивать отношения с КНР, которая начинает все активнее продвигать свои интересы и все чаще не соглашаться с Америкой. В этой ситуации для Обамы выгоднее избегать появления дополнительных проблем, тем более что Россия также не заинтересована в каком-то ухудшении двусторонних отношений и хотела бы более масштабного взаимодействия в экономической сфере и сфере безопасности.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий Всего комментариев: 0
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileambelayfeelfellow
    laughinglollovenorecourserequestsad
    tonguewassatcryingwhatbullyangry
Введите два слова,
показанных на изображении: *