Статьи12.10.2012, 05:05

Белорусы покидают застывшую в двадцатом веке страну

Белорусы покидают застывшую в двадцатом веке страну

Белорусы, не желающие становиться болотной серостью "молчаливого большинства", уезжают. В массовом порядке и уже не первый год. И в самой ближайшей перспективе Беларусь может покинуть не менее миллиона человек. Причем речь идет о молодых и наиболее целеустремленных.

Согласно опросам общественного мнения, проведенным независимыми социологами летом этого года, почти половина белорусов (41,4%) высказывали готовность уехать из страны навсегда. Еще 53,7% респондентов хотят уехать за границу надолго -- работать или учиться. Для сравнения: в мае прошлого года такой ответ давали «лишь» 38,5%, еще раньше, накануне парламентских выборов 2008 года, согласно данным опроса службы Гэллапа, проведенного в 82 странах, «процветающую» на голубом экране ТВ Беларусь был готов покинуть навсегда каждый пятый житель (20%), а каждый третий (35%) хотел уехать за рубеж работать. Эти данные, почти вдвое уступающие нынешним, стали сенсацией уже тогда, ведь выяснилось, что потенциальных эмигрантов в «бескризисной» Беларуси намного больше, чем, например, в неблагополучном и стреляющем Таджикистане (9%), Киргизии (18%) или Туркмении (5%)

Сегодня и государственные, и негосударственные структуры фиксируют общее снижение в Беларуси количества трудящихся. Причем весьма существенное: в январе-феврале 2012 года в экономике нашей страны было занято 4 млн 560,6 тыс. человек. Это на 2,3% меньше, чем в январе-феврале прошлого года. Проще говоря, на начало этого года трудовые ресурсы Беларуси сократились более чем на 100 тысяч человек! Мы потеряли население города размером с Новополоцк или Лиду. С тех пор за первую половину 2012 года Беларусь потеряла еще почти 43 тысячи строителей. И это только по официальным данным! И только строителей!

О том, что «отток кадров из промышленности вырос в 1,9 раза по сравнению с I кварталом 2011 года» со ссылкой на данные МВД Беларуси прямо заявил первый заместитель министра труда и социальной защиты РБ Петр Грушник. Если верить этому чиновнику, подобная «трудовая миграция несет и определенный положительный эффект. В частности, снижается давление на национальный рынок труда, сокращается потенциальная база роста безработицы»!

С точки зрения чиновника, занимающегося непыльной работой, массовое бегство населения несет «положительный эффект». В чем же он заключается? В том, что уезжают востребованные даже за рубежом люди, которые умеют что-то делать и могут составить конкуренцию зачастую не умеющим даже связно говорить чиновникам?

К слову о безработице. Согласно бравурным заявлениям руководства, в Беларуси за год она практически не выросла, а даже уменьшилась. Некоторые уверяют, что аж на 7,5%. Действительно, вроде бы уровень зарегистрированной безработицы на конец января 2012 года, как и годом ранее в январе 2011-го, составлял 0,7% от экономически активного населения, а количество вакансий в Минске и по сей день в разы больше числа безработных.

Однако на самом деле все гораздо хитрее. Например, зарегистрированных на бумаге безработных в Минске очень мало -- около 3 тысяч. В то же время, согласно итогам переписи населения 2009 года, уже тогда 5,6% трудоспособного населения белорусской столицы, или примерно 70 тысяч минчан, отнесли себя к числу безработных. Кризиса, как известно всем белорусам, которые смотрят ТВ, тогда «не было», а цифра уже была. В десятки раз больше той, что фигурирует в чиновничьих самоотчетах.

Неудивительно, что согласно исследованиям, осуществляемым по заказу негосударственных структур (например, «Влияние миграционных потоков на социально-экономические показатели страны: опыт Беларуси») отток незарегистрированных трудовых мигрантов из Беларуси, уже оцениваемый экспертами примерно в 150 тысяч человек ежегодно, более чем в 30 раз превышает официальную трудовую миграцию.

Расхождение в официальной «арифметике» и неофициальных данных по безработице связано, помимо прочего, и со спецификой подсчета. Согласно правилам Международной организации труда (МОТ), безработный -- это человек, не имеющий работы или иного доходного занятия, готовый приступить к работе в течение недели и предпринявший что-либо для ее поиска (обращение в службу занятости, к потенциальному работодателю и так далее). В цивилизованных странах учитываются даже пенсионеры, инвалиды и студенты. В случае, если эти люди могут работать и ищут работу. А вот у нас безработный -- это только тот, кто «бумажно» числится на учете в службе занятости. Однако у большинства безработных в Беларуси стимул и желание становиться туда на учет зачастую просто отсутствуют. Прежде всего из-за объемов бестолкового бюрократического бумагомарательства и крайне низкого размера пособия.

Кроме того, есть еще целый ряд аспектов, крайне существенных для понимания оптимистической чиновничьей «арифметики» и реальной ситуации с безработицей. Во-первых, общеизвестно, что люди уезжают массово, но в то же время властями замалчиваются точные данные об уже уехавших, уезжающих и готовящихся это сделать специалистах. Во-вторых, уехали далеко не все, кто собирается осуществить это уже в ближайшее время, и далеко не все эти люди подпадают под чиновничье определение «кадров из промышленности». В-третьих, одновременно с неуклонным снижением с конца 2010 года количества занятых в экономике РБ граждан растет разница между работающими белорусами и гражданами в трудоспособном возрасте, уже составляющая более миллиона человек!

Если исходить из итогов переписи 2009 года, согласно которым доля населения в трудоспособном возрасте значительно больше числа занятых в экономике (5 млн 853 тыс. человек, или 62% населения), то сегодня не у дел находятся 1 млн 296 белорусов трудоспособного возраста. Зарегистрированные безработные среди них составляют мизерный процент. Гораздо меньший, чем, к примеру, инвалиды или временно не работающие. Которые в свою очередь также составляют весьма небольшую часть этих находящихся не у дел миллиона с четвертью белорусов.

В закрытой системе, подобной той, что пока еще имеет место в Беларуси, где отсутствуют экономические стимулы, единственным выходом, дающим хоть какой-то шанс более-менее сносного существования (или, точнее, отсрочку) большинству населения и власти, является ставка на подготовку и личные качества управленцев. Это позволит хоть как-то удерживать статус-кво на территории, не имеющей ни материальных, ни стремительно вымываемых на Запад и Восток остатков интеллектуальных ресурсов.

Как обстоит с этим дело в Беларуси сегодня?

Не говоря о специалистах массовых профессий и наиболее квалифицированных кадрах, а также бизнесменах и специалистах, занимающихся интеллектуальным трудом (программистах, журналистах и т.д.), из страны бегут даже работники сферы образования, что выражается, например, в сокращении численности экономистов и бухгалтеров. При этом отток кадров наблюдается даже в Минске, где одни из самых высоких зарплат по стране. Реально лишь за полгода столица уже потеряла более 10,5 тысячи работников. Минчане массово уходят не только из сферы промышленности (около 4 тысяч человек) и строительства (около 2 тысяч), но и из сферы образования -- более 3 тысяч работников.

Интересно, что сфера образования всей Беларуси всего лишь за полгода потеряла 15 тысяч человек! Учителя бегут не только из-за административно-бюрократического абсурда, граничащего порой с идиотизмом. Педагог, работа которого зачастую оценивается не по тому, как и чему он учит детей, а по количеству бессмысленных бумажек, которые он вынужден заполнять, порой просто физически не может существовать на издевательски-нищенскую зарплату.

В то же время наличие неограниченных управленческих возможностей у ограниченных людей с легкостью превращает бывший западный фасад восточной сверхдержавы в будущие задворки как Запада, так и Востока. При этом 85% всех трудовых мигрантов из Беларуси выезжают «преимущественно в Российскую Федерацию». Факт, что белорусы массово уезжают из «процветающей» Беларуси в «олигархическую» и почти «стагнирующую» на экранах БТ Россию (где уровень зарплат уже почти в 4 раза выше наших), вынуждены признавать даже высокопоставленные чиновники вроде П.Грушника.

Все более популярным и быстрым способом покинуть Беларусь становятся браки. Например, согласно заявлению заведующей столичным Городским домом бракосочетаний Надежды Реутской, уже в конце прошлого года в Минске каждый четвертый брак заключался с иностранцем, в смысле -- с представителем другого государства.

Те, кто уже состоит в браке, стремятся отправить за границу хотя бы своих детей. Речь в данном случае идет не столько о верхушке «прозападной оппозиции», сколько о государственных функционерах, причем далеко не первого звена, давно укомплектовавших своими чадами посольства и прочие теплые места при официальных структурах, представляющих РБ в западноевропейских странах, или попросту отправивших их «пожить» на Запад, с которым так воюют их «бацькі».

Цитата из публикации в негосударственных медиа: «Недавно обзвонил своих знакомых, друзей -- членов-корреспондентов Академии наук, профессоров и прочих, кому Лукашенко вручает медали, ордена и так далее. И выяснил, что дети этой элиты давно живут за рубежом. У 70 процентов моих знакомых дети живут за границей! И папы выезжают в Польшу, Германию, США, другие страны, чтобы навестить своих детей и внуков». От себя могу добавить, что аналогичная ситуация имеет место даже среди руководства мелких звеньев президентской Академии управления, не говоря уже о «более главных» функционерах.

Официальные источники часто именуют молодежь “стратегическим запасом государства”. Это действительно так. Во-первых, потому, что в Беларуси живет 2 миллиона 345 тысяч человек в возрасте от 14 до 31 года, то есть определению «молодой человек» де-юре и де-факто соответствует каждый четвертый белорус. Во-вторых, потому, что по количеству студентов в расчете на 10.000 человек населения (467) Беларусь, по данным негосударственной прессы, опережает даже такие развитые государства, как Австрия (314), Германия (277), Италия (343) и Япония (315).

Сегодня множество деятельных, квалифицированных, энергичных молодых людей вынуждены покидать Беларусь, не видя здесь будущего для себя. В определенном смысле власти не только не препятствуют этому процессу, но и способствуют ему. В том числе и посредством всевозможных летних лагерей, молодежных и студенческих программ работы за рубежом и т.п. Предложить «пассионарной» части молодежи по сути нечего, удерживать искусственно создаваемыми барьерами -- опасно, ведь юные да энергичные могут стать дрожжами для социального брожения/революции.

Таким образом, не создавая препон для трудовой и прочей иммиграции, можно решить ряд взаимосвязанных задач. Во-первых, выпускать «социальный пар». Уезжающие за рубеж белорусы вынуждены пробивать себе дорогу в жизнь уже там. С утроенной энергией. Ну а оставшиеся ждать «500 долларов» поклонники халявной «чарки и шкварки» к революциям не предрасположены. Во-вторых, повышать «качество управления». За счет снижения «качества управляемых». Не зря же на фоне стареющей инертно-пассивной массы населения даже 70-летние представители белорусской «академической элиты» кажутся себе юными поэтами-песенниками, властителями дум и повелителями стихий.

Пока дряхлеющие идеологи бряцают на гитарах перед насильно согнанными на их концерты студентами песенки о том, как хорошо живется им и другим талантливым людям, результаты независимых социологических исследований показывают: около 65% белорусской молодежи хотели бы покинуть страну. При этом даже чиновники Мингорисполкома открыто признают «одной из наиболее острых проблем в жизни белорусской столицы», что «умные и инициативные белорусы предпочитают реализовывать свои таланты за границей».

Возвращаясь к вопросу, с которого начали, получаем следующее. Сегодня белорусы, не желающие становиться болотной серостью «молчаливого большинства», уезжают. В массовом порядке. Согласно неутешительным прогнозам пессимистов вроде лидера негосударственной Ассоциации профсоюзов, уже отправившего за границу одного из своих сыновей, в ближайшие годы Беларусь может покинуть не менее миллиона человек. Сам профсоюзный оппозиционер уезжать пока не собирается. И под миллионом собирающихся уехать подразумевает только молодых людей.

Возникает вопрос: неужели здесь, в Беларуси, при сохранении нынешних масштабов бегства умных и инициативных представителей народа останется только режим и записная оппозиция ему, а настоящих оппонентов режима не останется? Увы, но столь благостная перспектива неосуществима. Хотя бы потому, что самый главный враг для любого режима -- не тот, кто борется с ним на словах, а тот, кто отказывается поддерживать на деле, даже молча.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий Всего комментариев: 0
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileambelayfeelfellow
    laughinglollovenorecourserequestsad
    tonguewassatcryingwhatbullyangry
Введите два слова,
показанных на изображении: *