Статьи1.11.2012, 10:06

В Казахстан бежать опасно: там игнорируют международные нормы

Уже семь месяцев в следственном изоляторе (СИЗО) Актюбинска (Западный Казахстан) находится 37-летний гражданин Узбекистана Хайрулло Турсунов, которому грозит экстрадиция: узбекские правоохранительные органы обвиняют его по статье 159 Уголовного кодекса («Посягательство на конституционный строй»).

Под прицел узбекских спецслужб Турсунов попал в начале 2000 годов. В 2003 году его обвинили в терроризме, диверсии, организации преступного сообщества, изготовлении и распространении материалов, угрожающих общественной безопасности, и приговорили к 12 годам заключения, но в 2004 году он был освобожден по амнистии. Кашкадарьинское отделение Общества прав человека Узбекистана (ОПЧУ) неоднократно сообщало об этой волне репрессий против лиц, преследуемых за религиозные убеждения.

По данным сайта Jarayon, с 2006 по 2008 годы Турсунов находился на заработках в России. В 2008 году он вернулся в Узбекистан к семье - жене и троим детям. В 2009 году он несколько месяцев проработал в Москве, затем, из-за давления спецслужб Узбекистана на его семью, переехал с семьей в Алма-Ату. В начале апреля 2012 года Хайрулло решил уехать к своей семье, которую ранее отправил в Москву, но был задержан и взят под арест казахстанскими полицейскими. Теперь он опасается экстрадиции в Узбекистан, что вполне реально, ведь для Казахстана это не в новинку.

Так, в ноябре 2005 года в Южном Казахстане была задержаны десять узбекских беженцев, которые были выданы Узбекистану, где осуждены на длительные сроки лишения свободы. А весной 2010 года общественность их увидела в фильме «Хунрезлик» (в переводе с узбекского языка – «Кровопролитие»), который был показан по государственному телеканалу.

Ранее «Фергана» рассказывала о том, как в 2011 году казахстанские власти выдали Узбекистану 29 узбекских беженцев-мусульман, которые находились под арестом с июня 2010 года. Кроме того, были экстрадированы двое граждан Таджикистана и один гражданин Кыргызстана, все они — узбеки, и обращались за политическим убежищем. Узбекистан обвинил их в совершении тяжких преступлений, в том числе в причастности к террористической деятельности. В основу обвинений легли показания самих заключенных, полученные с помощью пыток.

Напомним, что на момент задержания этих и еще шестнадцати беженцев 9 июня 2010 года в Алма-Ате семнадцать из них имели статус мандатных беженцев УВКБ ООН, который усилиями казахстанских властей вскоре был отозван. Все задержанные проживали в Алма-Ате легально, однако, как выяснилось, из Узбекистана поступил запрос об их экстрадиции на основании Кишиневской Конвенции о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. Теперь уже нет сомнений, что акция по задержанию была приурочена к первому заседанию Государственной Комиссии Казахстана по присвоению статуса беженцев, состоявшемуся 10 июня 2010 года.

Правозащитники сразу же выразили обеспокоенность угрозой их выдачи в Узбекистан. Тем более что офис представительства Верховного Комиссариата ООН по делам беженцев в Казахстане имел ограниченные полномочия и в отношении арестованных беженцев проявлял пассивную позицию, уже не выдавал им удостоверений и не занимался организацией переселения в третью страну.

С января 2010 года в Казахстане вступил в силу новый закон, руководствуясь которым правительство потребовало, чтобы все дела беженцев рассматривались в Государственной Комиссии по присвоению статуса беженца. Новые процедуры не позволили Казахстану обеспечить соблюдение международных норм и гарантий безопасности.

Спустя десять дней после ареста беженцев международная Федерация за права человека и Международное казахстанское бюро по правам человека и соблюдению законности выступили с заявлением, в котором выразили опасение, что содержание нескольких пунктов нового закона о беженцах позволяет Казахстану отказать в убежище людям, подозреваемым в принадлежности к экстремистской организации – террористической или религиозной, – запрещенной в их стране происхождения. Такие нормы явно продиктованы условиями соглашений Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом.

Ситуация вокруг узбекистанцев в Казахстане привлекла внимание международного сообщества и масс-медиа других стран. Журналисты телекомпании «Аль-Джазира» сняли фильм «Народ и власть. Расследование об ужасном положении узбекских беженцев», в котором рассказывается о судьбе узбекских мусульман в Казахстане и казахстанских судах, не принимающих во внимание заявления о применении пыток в Узбекистане.

«Еще в декабре 2010 года специальный докладчик ООН по жалобам и временным мерам призвал правительство Казахстана воздержаться от высылки в Узбекистан этой группы заявителей (речь идет о 29 беженцах. – Прим. ред.), так как Комитет ООН против пыток рассматривает их индивидуальные жалобы. Казахстан, участник Конвенции ООН против пыток, проигнорировал и это обращение», - говорит Надежда Атаева, президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии».

Казахстан демонстративно проигнорировал ВСЕ призывы независимых журналистов и правозащитников. И 9 июня 2011 года 29 человек, искавших убежище в Казахстане, были экстрадированы в Узбекистан, аналогичная участь затем постигла еще трех человек.

Разумеется, другие мусульмане из Узбекистана, обратившиеся за международной защитой в Казахстане, забеспокоились: здесь уже опасно оставаться. До них доходили слухи, что казахстанская полиция изыскивает возможности для их задержания и последующей выдачи в Узбекистан. Пять женщин с детьми и пять семейных пар приняли решение переселиться в Турцию.

«Это было 15 августа 2011 года. Вдоль казахско-киргизской границы, по реке, держа друг друга за руки, мы уходили из Казахстана», - вспоминает Нафиса Джалалова.

Неделю эта группа беженцев прожила в одной из киргизских гостиниц, проживание в которой им оплатили живущие в Швеции узбекские политэмигранты. Затем из бишкекского аэропорта они вылетели в Стамбул, где их встретили представители турецкого «Фонда по защите прав и свобод человека» (IHH). Однако Нафиса Джалалова не смогла пройти паспортной контроль в аэропорту «Ататюрк»: она оказалась в списках Интерпола. Вместе с детьми пятнадцать дней ее продержали в камере аэропорта и еще столько же - в стамбульском закрытом депортационном лагере.

Муж Нафисы Улугбек Останов приговорен к 16 годам лишения свободы и отбывает наказание в колонии УЯ 64/71 в поселке «Жаслык», что в Каракалпакии. Это все, что знает о нем Нафиса. Она часто плачет и недоумевает, почему власти так жестоко обошлись не только с ее мужем, но и с его братом, который вообще далек от ислама.

По словам Нафисы, в Турции ей и детям приходится нелегко. Права на работу у беженцев нет, существенную поддержку оказывают им родственники и турецкие благотворительные фонды. Старший сын и дочь Нафисы учатся в местной школе. Нафиса ежедневно провожает их и встречает из школы – таково требование школьной администрации, заботящейся о безопасности детей.

Вместе с Нафисой в Турцию приехала Феруза Норкабилова, муж которой был выдан Узбекистану, где приговорен к девяти годам лишения свободы. Она до сих пор не знает, в чем его обвинили и как проходил суд. Родители мужа боятся общаться со своей невесткой. Феруза тоже некоторое время прожила в Казахстане, но после экстрадиции мужа уехала и теперь постепенно обживается в далекой от родины стране, пытаясь кормить и одевать четверых детей, а старших устроить в школу.

Одна из их сестер по несчастью - Зилола Курбанова - не выдержала трудностей в Турции и сообщений о давлении на оставшихся в Узбекистане родственников и по настоянию свекрови вернулась домой. А вскоре по принуждению властей ей пришлось сняться в документальном фильме «Бесполезная жизнь» («Behuda ketgan umr»), где она высказалась против заключенного мужа. Фильм был показан по национальному узбекскому телевидению.

Остальные узбекские беженцы избегают общения с журналистами и правозащитниками, объясняя свой отказ так: «Вы поднимали шум, когда мы были в Алма-Ате, и каков результат?»

В июне 2012 года Комитет ООН против пыток осудил Казахстан за выдачу 29 беженцев и искателей убежища из Узбекистана, несмотря на доказанный риск применения к ним пыток по возвращении в страну исхода. Интересы этой группы заявителей представляла правозащитная организация АСАТ-France (Ассоциация христиан против смертной казни и пыток). Отметим, что жалобу в Комитет ООН АСАТ-France подала в декабре 2010 года, чтобы предотвратить экстрадицию беженцев-мусульман. Окончательное решение Комитета было принято 1 июня 2012 года. В нем говорится об учете всех выдвинутых заявителями аргументов, предупреждающих о вероятности применения пыток в Узбекистане, и констатируется, что Казахстан экстрадировал группу лиц, несмотря на отсутствие надежных дипломатических заверений или независимых и эффективных механизмов защиты от пыток.

«Казахстан оказался не способным гарантировать полное соблюдение принципа невыдачи и абсолютный запрет на пытки в соответствии с международным правом, Конвенцией ООН о статусе беженцев 1951 года и Конвенцией ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 1984 года. Казахстан не имел право отправлять этих людей в Узбекистан, где практика пыток имеет систематический характер», – сказала «Фергане» Надежда Атаева.

В своем недавнем заявлении АСАТ-France призвала Ташкент гарантировать физическую и психологическую неприкосновенность 29 экстрадированных из Казахстана человек, а Астану призвала добиваться возвращения этой группы из Узбекистана, поскольку на родине им не обеспечивается защита от пыток.

Но Казахстан относится безразлично к такого рода обращениям, поэтому гражданин Узбекистана Хайрулло Турсунов, который сейчас томится в Актюбинском изоляторе, не застрахован от выдачи узбекским властям.

Список людей, экстрадированных из Казахстана в Узбекистан в 2011 году:

1. Тоиржон Абдусаматов (1974 г.р.), приговорен к 10 годам лишения свободы;

2. Файзуллохон Акбаров (1990 г.р.), информация отсутствует;

3. Ахмад Болтаев (1968 г.р.), приговорен к 10 годам лишения свободы;

4. Шухрат Ботиров (1986 г.р.), во время следствия подвергался пыткам;

5. Сухроб Бозоров (1978 г.р.), приговорен к 14 годам лишения свободы, через обжалование срок сокращен до 9 лет;

6. Мухиддин Гулямов (1967 г.р.), приговорен к 12 годам лишения свободы;

7. Дилбек Каримов (1987 г.р.), информация отсутствует;

8. Шухрат Холбоев (1973 г.р.), приговорен к 12 годам лишения свободы;

9. Олимжон Холтураев (1975 г.р.), приговорен к 8 годам лишения свободы;

10. Алишер Хошимов (1969 г.р.), во время следствия подвергался пыткам, приговорен к 17 годам лишения свободы;

11. Сарвар Хуррамов (1983 г.р.), во время следствия подвергался пыткам, приговорен к 9 годам лишения свободы;

12. Аброр Косимов (1983 г.р.), информация отсутствует;

13. Ойбек Кулдашев (1982 г.р.), во время следствия подвергался пыткам;

14. Суннатуллох Кулдашев (1985 г.р.), информация отсутствует;

15. Сухроб Кулдашев (1988 г.р.), информация отсутствует;

16. Кобилжон Курбанов (1966 г.р.) , информация отсутствует;

17. Бахриддин Нуруллаев (1971 г.р.), приговорен к 14 годам лишения свободы;

18. Бахтиер Нуруллаев (1983 г.р.), приговорен к 12 годам лишения свободы;

19. Улугбек Остонов (1973 г.р.), приговорен к 16 годам лишения свободы;

20. Исобек Пардаев (1987 г.р.), информация отсутствует;

21. Ойбек Пулатов (1987 г.р.), приговорен к 3 годам условно;

22. Уктам Рахматов (1989 г.р.), приговорен 3 годам условно;

23. Отабек Шарипов (1978 г.р.), приговорен к 10 годам лишения свободы;

24. Шерзод Шерназаров (1978 г.р.), во время следствия подвергался пыткам, приговорен к 9 годам лишения свободы, отбывает наказание в колонии 64/47; за неделю до данной публикации доставлен в специализированную санитарную колонию (УЯ 64/18, так называемый ташкентский «сангород») с тяжелой формой туберкулеза.

25. Акмалжон Шодиев (1977 г.р.), приговорен к 9 годам лишения свободы;

26. Турсунбой Сулаймонов (1976 г.р.), приговорен к 12 годам лишения свободы;

27. Сирожиддин Толибов (1986 г.р.), информация отсутствует;

28. Равшан Тураев (1969 г.р.), приговорен к 12 годам лишения свободы;

29. Фазлиддин Умаров (1978 г.р.), информация отсутствует;

30. Абдуазимхуджа Якубов (1982 г.р.), приговорен к 18 годам лишения свободы;

31. Маруф Юлдашев (1990 г.р.), приговорен к 3 годам условно;

32. Саидакбар Джалолхонов (1974 г.р.), на свободе, ему удалось эмигрировать.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий Всего комментариев: 0
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileambelayfeelfellow
    laughinglollovenorecourserequestsad
    tonguewassatcryingwhatbullyangry
Введите два слова,
показанных на изображении: *