Статьи1.11.2012, 20:06

The Diplomat: несбыточная трубопроводная мечта?

The Diplomat: несбыточная трубопроводная мечта?

Газопровод в Южную Корею через Северную Корею вызвал большой шум. Неужели старые разногласия похоронят сделку?

Идея строительства жизнеспособного с коммерческой и политической точки зрения газопровода для подачи газа с российских месторождений возле острова Сахалин через Северную Корею в Южную Корею с целью долгосрочного обеспечения этой страны голубым топливом муссируется уже несколько лет как беспроигрышный вариант для всех трех стран. Логика, лежащая в основе взаимной экономической выгоды и стабилизирующих преимуществ энергетической взаимозависимости обеспечивает продолжение консультаций между сторонами. И происходит это, несмотря на  взлеты и падения в отношениях между двумя Кореями, переходные периоды в политике обеих Корей и провал усилий международной дипломатии, ищущей решение сохраняющихся проблем безопасности на Корейском полуострове.

Сейчас возникают новые, более радужные перспективы в данном вопросе, поскольку трубопровод может стать вполне серьезной темой переговоров и внимания сторон. Прогресс стал возможен в связи с тем, что в Северной Корее состоялся довольно плавный и спокойный переход власти к новому режиму, который больше ориентирован на экономику и устремлен в будущее. Кроме того, предстоящие президентские выборы в Южной Корее должны привести к принятию политики более активного сотрудничества с Севером, кто бы из кандидатов ни одержал победу. Дополнительный стимул дает недавнее решение России простить Северной Корее 90% ее долга и приступить к налаживанию перспективного экономического сотрудничества.

В рамках данного процесса в прошлом году и чуть раньше состоялась серия двусторонних консультаций между Россией и двумя Кореями. Россия при этом стремилась отстаивать собственные интересы и одновременно выступать в качестве посредника, защищая интересы обеих Корей. Однако консультации не привели к выработке приемлемого плана действий. Северная Корея потребовала намного более высокую плату за транзит газа через свою территорию, чем это принято в международной практике.

Мировой газовый рынок также меняется в связи с появлением новых технологий добычи, которые ведут к увеличению предложения и снижению цен. А США могут войти на мировой рынок уже не в качестве импортера, а как поставщик газа. Южная Корея обеспокоена тем, что Пхеньян может создавать перебои с подачей газа в политических целях, и в связи с этим появились творческие предложения о подаче газа через территорию Севера таким образом, чтобы в случае возникновения таких перебоев Северная Корея теряла не только деньги, но и возможность пользоваться газом для собственных нужд. Все эти обстоятельства не способствуют проведению продуктивных переговоров и заключению сделки в рамках текущего переговорного процесса. Таким образом, перспективы заключения приемлемого с коммерческой и политической точки зрения соглашения остаются весьма иллюзорными.

С практической точки зрения, переговоры о деталях плана строительства трубопровода могут дать результат в том случае, если переговорный процесс не будет ограничиваться Россией и двумя Кореями. В Северной Корее должны быть реализованы значимые экономические реформы, включающие стратегию рационального энергопользования, а также совершенствование приемлемой в международном масштабе практики разработки и осуществления экономических контрактов.

Будучи гарантами безопасности Северной и Южной Кореи, Китай  и Соединенные Штаты должны стать участниками переговорного процесса, чтобы заключаемое соглашение было политически жизнеспособным и привлекательным для частного сектора. Невозможно представить, чтобы США и Китай согласились на договоренность между Россией и двумя Кореями, которая будет действовать в ущерб их интересам региональной безопасности, даже если эти стороны вплотную подойдут к выгодному для них в финансовом плане трубопроводному соглашению. Возможно, шестисторонний переговорный процесс и мертв, но ему на смену должен прийти новый многосторонний процесс по созданию консенсуса и наращиванию поддержки столь важному для региональной стабильности и сотрудничества начинанию. Это поможет в достижении политической цели, которая состоит в переключении  механизмов безопасности с опоры на военный потенциал и силы сдерживания на многогранную взаимозависимость, создающую стимулы для мирного сотрудничества.

Бернард Селигер (Bernhard Seliger) из Фонда Ханнса Зайделя (Hanns Seidel Foundation), активно сотрудничающий с Северной Кореей в рамках проектов гидроэлектроэнергетики, утверждает, что проект строительства газопровода - дело довольно рискованное. Северной Корее необходимо накопить определенный опыт в деле соблюдения международных норм прозрачности и подотчетности. Кроме того, ей нужен опыт участия в таком правовом режиме для соблюдения собственных интересов, чтобы не надо было прибегать к политическим играм. А для этого требуются крупные инвестиции. Пхеньян также должен научиться не посягать на экономическую рациональность со своей старомодной алчностью в попытке получения максимальной валютной выручки.

Вполне может случиться так, что первые предварительные шаги по реализации проекта строительства газопровода усилят возможности для его окончательного успеха. Один из примеров тому - сотрудничество просветительного плана, направленное на то, чтобы северные корейцы поняли практические аспекты заключения долгосрочных международных соглашений, охватывающих сферу коммерческих и государственных интересов, а также причины, по которым остальные должны быть уверены в надежности таких предприятий, поскольку ущерб от непредсказуемости долгосрочных соглашений огромен. Еще одну возможность дает включение процесса планирования трубопроводного проекта в более масштабный диалог между Северной Кореей и зарубежными партнерами Пхеньяна по его стратегии перспективного экономического развития.

В частности, такая ориентированная на будущее стратегия должна уделить внимание логичному плану инвестиций для развития энергетического сектора Северной Кореи в целях обеспечения этой стратегии, а также пониманию потенциальной значимости того газа, который можно будет забирать из трубопровода.

Не менее важно поместить соглашение о прокладке трубопровода в контекст новых событий на мировом газовом рынке, что обеспечит защиту финансовых интересов России и Южной Кореи на более долгосрочную перспективу, если такое соглашения окажется для них приемлемым. А это потребует участия не только тех стран, у которых поставлены на карту их интересы в сфере экономики и безопасности, но и корпораций, чьи коммерческие интересы крайне важны для успеха сделки. Не исключено, что Северная Корея не готова к такого рода диалогу и переговорам, но она обязана найти возможность для делового сотрудничества с остальными, чтобы продолжать работу в данном направлении.

2013 год вполне может стать периодом испытаний для двух Корей. Он покажет, могут ли эти две страны построить свои взаимоотношения  таким образом, чтобы перспектива заключения газовой сделки стала более реальной. Однако это вряд ли возможно без очень открытого и прозрачного процесса согласования интересов всех сторон, имеющих отношение к данному проекту, поскольку их поддержка крайне важна для успеха сделки.

Брэд Бабсон - председатель экономического форума КНДР при Американо-Корейском институте Школы международных исследований университета имени Джонса Хопкинса (Johns Hopkins University School of Advanced International Studies).

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий Всего комментариев: 0
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileambelayfeelfellow
    laughinglollovenorecourserequestsad
    tonguewassatcryingwhatbullyangry
Введите два слова,
показанных на изображении: *