Статьи1.12.2012, 15:00

Валерий Поляков: Новый кризис будет более плавным и менее масштабным

После обвала российской экономики в конце 2008 года и начале следующего многие пугали россиян новой волной кризиса, которую предрекали на осень 2009 года. Тогда я считал это маловероятным и публично говорил об этом. В конце 2010 года было опубликовано мое интервью, в котором я прогнозировал новый кризис в России на вторую половину 2012 года и объяснял, почему его нужно ждать именно в это время. Прошло полтора года, но моя позиция не изменилась.
Об авторе: родился в Москве в 1946 году. Окончил МГУ им. М. В. Ломоносова, кандидат экономических наук.
Руководитель и владелец рекрутинговых компаний «Метрополис» и «Гласфорд Интернейшнл». Вице-президент Ассоциации консультантов по персоналу (АКПП).
В 1989 году создал первое в СССР агентство по подбору персонала. Ассоциация менеджеров России неоднократно включала Валерия Полякова в Топ-500 лучших менеджеров России. Проводит бизнес-тренинги и вебинары по вопросам менеджмента и работы с кадрами.
Автор пяти книг («Технология карьеры», «Услуги по подбору персонала в России» и др.) и нескольких сотен статей.
Много путешествует, побывал в 40 странах. Женат, шестеро детей и четверо внуков. Почетный донор России.


Внутренние и внешние причины экономических кризисов


Периодические промышленные кризисы XIX века были обстоятельно проанализированы в работах К. Маркса, М. Туган-Барановского и других экономистов того времени. Увлекаясь экономической теорией в студенческие годы, я довольно серьезно изучал такого рода литературу. И с чувством глубокого удовлетворения отмечал, что социалистической экономике такие кризисы не свойственны. Действительно, периодических промышленных кризисов в СССР не было. Но в 80-х годах начал активно развиваться один большой макроэкономический кризис, который привел к краху советской экономики и развалу СССР.
Валерий Поляков: Новый кризис будет более плавным и менее масштабнымКлассические промышленные кризисы XIX века имели почти всегда преобладающие внутренние причины, связанные с особенностями развития промышленности в каждой стране. Это были кризисы промышленного перепроизводства. При относительно благоприятных экономических условиях капиталисты проявляли максимум инициативы для расширения производства и получения дополнительной прибыли. Это приводило к перепроизводству промышленной продукции и затовариванию рынков. Значительная часть продукции не находила сбыта, и это приводило к кризисным явлениям в экономике: закрывались и разорялись предприятия, росла безработица, существенно ухудшалось материальное положение населения страны (причем ухудшалось оно не только у наемных рабочих и крестьян, но и у более обеспеченной части общества).
При этом кризисы играли для капиталистической экономики роль доктора: на острой их стадии обычно терпели банкротство наименее эффективные компании, стоимость рабочей силы снижалась. В то же время кризис играл роль селекционера, давая выживать наиболее конкурентоспособным игрокам рынка и уничтожая, выпалывая более слабых. Когда после прохождения кризисной ямы начинался подъем экономики (а это нормальное явление), на рынке выживали преимущественно сильнейшие. Жизнь заставляла капиталистов вести бизнес более экономно и расчетливо, и довольно быстро экономика выходила на докризисный уровень и продолжала расти.
Но далее все повторялось — экономические уроки забываются довольно быстро. Новое перепроизводство, новый кризис и новое послекризисное выздоровление. Поэтому и говорили о периодических промышленных кризисах как о неотъемлемой и необходимой черте капиталистической экономики.
В ХХ веке в капиталистической экономике появилось много нового. Прежде всего нужно отметить активное развитие международных экономических связей и международной конкуренции, что позволило к концу века говорить о глобализации мировой экономики. Производство стало зависеть не только от внутренних рынков сбыта, но и от международных. Причем в некоторых странах зависимость от международных рынков стала особенно сильной. Яркий и очень близкий нам пример — зависимость экономики России от спроса и цен на нефть, газ и металлы на мировых рынках.
Другой важнейшей чертой капиталистической экономики в двадцатом столетии стало бурное развитие финансовых капиталов и услуг (банки, страховые компании, пенсионные фонды и пр.), а также фондовых рынков. Еще в начале века это отметил В. Ленин, говоря о формировании промышленно-финансовых капиталов как новом явлении капитализма. И речь уже стала идти об экономических кризисах, совмещающих традиционное промышленное перепроизводство с возникающими дисбалансами в финансовой сфере. Более того, мировая финансовая система, возникшая на ранних стадиях для финансирования производственной части экономики, во многом зажила своей собственной жизнью и стала выступать в качестве пускового пункта для экономических кризисов. Мировой кризис 2008 года начался именно в финансовой сфере, а уже потом проявился и во всех других областях.
Но возникает вопрос о том, почему в условиях мирового финансового кризиса у разных стран существенно отличаются размеры потерь? Спад промышленного производства в 2009 году в России и Украине был в разы сильнее, чем у ряда развитых стран. А в Китае произошло снижение темпов роста, но обвала производства не случилось. Ведь все страны в качестве внешней среды имели одну и ту же мировую экономику, оказавшуюся в состоянии кризиса. При этом нельзя сказать, что экономика Китая не зависит от мировых рынков — зависит, и очень сильно, ведь эту страну можно сегодня назвать мастерской мира. Это значит, что предпосылки различий нужно искать во внутренних причинах, специфичных для каждой страны.
Когда в 2008 году начались негативные явления в экономике России, руководители страны (и не только) говорили, что у нас сказываются последствия мирового финансового кризиса. При этом о внутренних причинах, приведших нашу страну к особенно сильному кризисному спаду, говорить было не модно. Да и сейчас, когда речь заходит о возможных предпосылках нового экономического кризиса в России, чаще всего говорят о ценах на нефть и о тревожном состоянии международных финансов, но не о внутренних причинах. А говорить о них нужно трезво и самокритично.
В моем интервью, опубликованном в апреле 2008 года, говорилось о недопустимом с точки зрения здоровой экономики разрыве между ростом производительности труда и ростом доходов населения. И о том, что это должно привести к самым серьезным экономическим проблемам. Ждать подтверждения пришлось недолго.


Внутренние причины экономического кризиса в России в 2008 году


Не буду сочинять ничего нового. Процитирую то, что написал три с половиной года назад.
«По опубликованным официальным данным Росстата, в 2007 году по сравнению с 2000 годом средняя заработная плата в России выросла в 5,6 раза (в долларовом исчислении). За этот же период производительность труда выросла в 1,6 раза. С такими показателями страна вошла в 2008 год. Даже если сделать поправки на происходившее в этот период во многих компаниях "отбеливание" заработных плат и на снижение покупательной способности рубля и доллара в России, реальная заработная плата росла примерно в полтора раза быстрее производительности труда.
Вывод простой: к осени 2008 года заработная плата в России была недопустимо завышена. При том уровне производительности труда, который имеется в России, платить столько, сколько платили людям компании и государство, можно только за счет временных ситуационных источников или в долг. У нас такую возможность создали очень выгодные мировые цены на экспортируемые ресурсы, огромные зарубежные кредиты банков и компаний, а также привлечение средств путем продажи акций компаний на чрезвычайно перегретом фондовом рынке. В течение полугода все эти источники иссякли.
В мае 2008 года начался обвал российского фондового рынка. Индекс РТС, поднявшийся в мае до уровня своего исторического максимума (2488), к началу августа снизился более чем на 25% (до 1700-1800) и продолжил стремительное падение. В октябре индекс достиг нижней точки (498). Стало понятно, что так называемые "иностранные инвестиции" в российскую экономику, ростом которых многие гордились, были в значительной степени спекулятивными капиталами, которые с началом кризиса ушли из России так же легко и быстро, как и пришли. Многие российские банки и компании лишились фондового рынка как источника денежных средств. Падение рыночной стоимости (капитализации) компаний в 3-5 раз резко сократило возможности для получения новых кредитов (акции компаний обычно выступают в качестве залога при получении крупных кредитов)».
Положение усугубилось снижением спроса и цен на экспортируемые Россией ресурсы. Также возникли проблемы с уплатой огромных кредитов, взятых крупными российскими компаниями у банков, преимущественно зарубежных. Возможности погашения кредитов за счет собственных доходов резко уменьшились, а «перезанять» деньги за рубежом стало крайне затруднительно. Спасательным кругом оказались финансовые ресурсы государства и государственная поддержка. Но его помощь получили далеко не самые эффективные компании: принципы распределения помощи были другими. В итоге кризис не до конца исполнил роль «лекаря» экономики, что и является главной внутренней причиной грозящего России нового экономического кризиса.


Государство помешало кризису 2008 года оздоровить российскую экономику


Что происходило в российской экономике, когда в конце 2008 года руководителям страны пришлось признать наличие самого настоящего кризиса? Про весьма специфический характер распределения государственной финансовой помощи я уже написал выше. Политика на рынке труда тоже не способствовала оздоровлению экономики. Официальный глава государства дал местным чиновникам четко понять: если вы допустите рост безработицы, хорошо вам не будет. Те, в свою очередь, донесли эту мысль до руководителей крупных предприятий.
В итоге власть принудительно ограничила негативные явления на рынке труда. Во-первых, под угрозой административных мер. Во-вторых, государство вложило немалую часть накоплений в те компании, которые при нормальном кризисе должны были бы разориться. В итоге у нас не было большого роста безработицы, но самое катастрофическое — не было и какого-то существенного спада в оплате труда. В 2010 году производительность труда повысилась на 3,7%, а зарплата, даже если ее очистить от инфляции — почти на 5%. Эта тенденция продолжилась в 2011 году и в первой половине 2012 года.
Если человек заболел, к примеру, вирусным инфекционным заболеванием, хороший врач советует до 38 градусов температуру не сбивать. Это нормальная защитная реакция организма, ему так легче бороться с инфекцией. В кризисе с безработицей — то же самое: следует сократить ненужные рабочие места, вынужденно ее повысив. Но государство откупилось от кризиса, экономическими и силовыми методами сделав так, что кризис нашу экономику вылечил очень плохо.
На самом деле это путь в новый кризис. В конце 2010 года я предполагал, что в 2011 году ничего внешне страшного не случится, болезнь останется внутри. Потому что впереди парламентские и президентские выборы, нельзя позволить ни роста безработицы, ни массового разорения компаний. И еще есть деньги, не все проедено. И цена на нефть выросла. Начало 2012 года — тоже нехорошо, если сразу после выборов начнутся негативные явления. А вот во второй половине 2012 года ситуация в экономике начнет ухудшаться более быстрыми темпами: не будет хватать денег на выполнение предвыборных социальных решений и обещаний, усилятся бюджетные трудности. Станет ненужным фактический мораторий на рост тарифов для естественных монополий и ЖКХ. Продолжат свое разрушающее действие растущая коррупция и расхищение бюджетных средств. Поскольку главные выборы уже позади, государство сможет ослабить свои антикризисные действия и дать возможность новому кризису «подлечить» экономику.
Ситуацию во втором полугодии также могут усугубить проблемы в мировой экономике, от которой российская зависит в очень большой степени. Причем это воздействие еще менее предсказуемо по срокам и масштабам. Если бы был в России человек, который мог бы точно предсказать цены на нефть, фондовые индексы и курсы валют, его нужно было бы охранять как самую большую национальную ценность.


Как будет проходить экономический кризис в России в 2012-2013 годах?


Следует ожидать, что новый кризис будет более плавным и менее масштабным, чем в 2008-2009 годах. Главным основанием для этого мне видится то, что бизнесмены (капиталистами их называть теперь не модно) все-таки извлекли кое-какие уроки из предыдущего кризиса и не совсем еще их забыли. Ведь именно их действия оказывают решающее влияние на положение дел в экономике и создание кризисов.
Также весьма вероятно, что в мировой экономике не повторится негативный эффект самоуспокоенности, сработавший в 2008 году. Правительства зарубежных стран, международные финансовые организации, частные банки ведут себя сейчас гораздо осмотрительнее и осторожнее, чем четыре года назад. Постоянные разговоры о кризисных угрозах и рисках поддерживают бдительность и способствуют принятию решений, отодвигающих и смягчающих угрозы. Благодаря этому, внешняя среда для развития нового экономического кризиса в России будет относительно более благоприятной и щадящей.
По состоянию на конец лета 2012 года российская экономика уже подает тревожные сигналы, типичные для предкризисного периода:
1. Ухудшилась ситуация на фондовом рынке. По состоянию на начало августа индекс РТС снизился на 20 % по сравнению с уровнем середины марта.
2. Банки наращивают гонку за привлечение средств населения, повышая ставки по депозитам.
3. Население, успокоенное внешне благоприятной ситуацией в экономике и оптимистичным заявлением правительства, активно залезает в долги, пользуясь банковскими кредитами для оплаты дорогостоящих покупок;
4. Государство не принимает мер по экономному расходованию средств, объявляются новые дорогостоящие программы (например, по развитию вооруженных сил), дефицит государственного бюджета растет.
5. Пропагандистская машина государства не настраивает население на необходимость бережливого образа жизни, а поощряет самоуспокоенность граждан и рост потребления.
Развитие нового кризиса проявится, в первую очередь, в росте неплатежей и увеличении числа предприятий, испытывающих серьезные финансовые трудности. Далее начнет работать принцип домино — сокращение спроса на продукцию и услуги, проблемы с оплатой труда работников и возвратом кредитов, рост уровня безработицы, снижение уровня жизни населения. Если сейчас на 2012 год прогнозируется рост экономики России примерно на 4%, то к концу года рост прекратится и, в худшем случае, речь пойдет о снижении валового внутреннего продукта.
Быстрее других и в относительно большей степени пострадают от кризиса различные отрасли бизнес-услуг (исследования и информация, реклама, рекрутинг, тренинги, организация праздничных мероприятий и др.), а также те услуги для населения, которые не являются жизненно важными (туризм, фитнес-центры и др.). Кризисные явления станут хорошо заметными, скорее всего, осенью этого года. А нижнюю точку кризисной ямы следует ожидать в первой половине 2013 года.
Развитие кризиса будет происходить, как это чаще всего случается, в четыре этапа:
1. Пренебрежение уже вполне реальными сигналами о начале кризиса, аналогичное тому, которое наблюдалось в сентябре 2008 года. Тогда мой коллега, работавший директором по персоналу в крупной российской компании, пришел к генеральному директору с предложениями по антикризисным мерам и услышал в ответ примерно следующее: «Где ты видишь кризис? Выйди на улицу, посмотри и не паникуй!».
2. Признание того, что мы все-таки дождались кризиса, и нужно что-то срочно делать. Первым делом начнут приниматься меры по снижению тех расходов, от которых оказаться проще всего (например, бизнес-услуги). Затем пойдет речь о сокращении персонала и оплаты труда.
3. Те, кто не разорится и не свернет работу быстро (самые стойкие и крепкие), начнут серьезно заниматься выработкой мер по повышению эффективности бизнеса и усилению позиций в конкурентной борьбе на сократившихся рынках сбыта.
4. Компании, пережившие этот период, усилят позиции на рынке (повысят свою долю рынка) и первыми начнут выходить из кризисного провала или застоя. За ними потянется большинство тех, кто выжил.
Естественно, государство, опасаясь социальных протестов, постарается смягчить негативные последствия кризиса, но будет делать это в меньших масштабах, чем в 2008-2009 годах. Существенно сократившиеся государственные резервы приведут к смещению активности государства в сторону административных мер борьбы с кризисом. К 2014 году наиболее неприятная фаза этого кризиса останется позади, и в экономике начнется медленный рост, который продолжится в течение двух-трех лет.
Кризис 2012-2013 годов, как мне видится, будет относительно мягким и не приведет к серьезным социальным потрясениям и каким-либо существенным изменениям в политическом и государственном устройстве России. Гораздо более масштабными могут оказаться для страны последствия следующего кризиса, но это уже отдельная тема. Пока лишь очевидно, что периодические кризисы неизбежны для российской экономики на ее капиталистическом пути.
Редко кто любит ошибаться. Я тоже не люблю. Но если мой тревожный прогноз окажется ошибочным, то не огорчусь, а обрадуюсь. Против кризиса есть два главных действующих средства — пост и молитва. Первое из них мне хорошо знакомо, опыт пригодится. Молиться я не умею, поэтому остается надеяться на тех, кто помолится за избавление от кризиса.
Читайте также:

«Бизнес в кризис: практики выживания»

«Ирина Алехина: "Плюсов от вступления в ВТО больше, чем минусов"»

«Не престижно, говорите?»
Источник:
Rabota.ru
Валерий Поляков, генеральный директор компании «Гласфорд Интернейшнл», кандидат экономических наук
 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий Всего комментариев: 0
Имя:*
E-Mail:
  • winkwinkedsmileambelayfeelfellow
    laughinglollovenorecourserequestsad
    tonguewassatcryingwhatbullyangry
Введите два слова,
показанных на изображении: *